15
Фев
2017
3 / 1
мой комментарий

Программу ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы» закрыть как дурацкую и никому не нужную (за исключением примазавшихся к ней чиновников), а высвобождаемые деньги отдать наиболее активно публикующимся в международных журналах учёным, постоянно проживающим и работающим в России. Толку и пользы для России будет гораздо больше.

1 / 0
Согласен

с Сергеем Вениаминовичем. В таком виде, в каком существует эта ФЦП - она выполняет совершенно декоративные функции в распределении средств конкретным получателям. В данном конкурсе - сплошная видимость. Уже по предложенным программам понятно под кого они написаны. Мероприятия 1 - это явно ВШЭ, РЭУ и/или РАНХиГС. Мероприятие 3.1.1. - Курчатовский институт. Конкурс для ЦКП и по "коммуникациям", может и стоит проводить, но тоже есть сомнения (особенно по требованию софинансирования). Конкурс для  журналов, возможно, имеет смысл - но совершенно смешные средства по меркам остальных разделов (и уж тем более - по меркам иностранных издателей). Да и то для журналов средства навряд ли дойдут, а выльется это, скорее всего, в перекладывание денег в карман МИАК+Pleades и/или НЭБ. 

2 / 1
про деньги и активно публикующихся

Сергей, если отдать деньги "наиболее активно публикующемся", то что ожидается получить? Еще больше публикаций от тех, кто и активно публикуется? В сутках 24 часа, откуда будет еще больше публикаций от одних и тех же людей? И что публиковать? Работу сделать сначала нужно. Если люди активно публикуются, то это означает, что у них есть возможность работать, иначе что публиковать?

0 / 0
Естественно, ещё больше публикаций ожидается от тех,

кто уже и так активно публикуется за счёт того, что на дополнительные деньги можно нанять дополнительный персонал (аспирантов, пост-доков, совместителей) и/или купить/арендовать дополнительное оборудование, машинное время и т.п.. Оба варианта приводят к увеличению количества получаемых экспериментальных данных и/или результатов теоретических изысканий и, как следствие, к увеличению количества (вероятно, и качества) публикаций.

1 / 0
Цель - больше публикаций?

Оно конечно так: землю тем, кто ее обрабатывает, и все такое. Терзают меня смутные сомнения. Конечно, вроде все хорошо, идея хорошая - финансировать тех, кто работает, получает результаты, публикуется. Однако же. Я сильно не уверен, что повышение количества публикаций может служить конечной целью, а также служить критерием оценки исследований и исследователя. Неоднократно слышал от коллег фразы типа, вот мы много публикаемся, а они мало, поэтому давайте-ка финансировать нас, а этих бездельников не надо. Тем не менее очевидно, что "много" и "мало" - это сильно зависит от области деятельности, причем достаточно узкой. Где-то уже прочитал, что вот филдсовские лауреты не проходят барьер по количеству публикаций для каких-то грантов.

Кроме того, любое требование к повышению публикационной активности как таковое, как самоцель, может приводить и приводит к росту количества статей, однако не к росту их качества. Salami slicing - пример. Другой пример - известный World Applied Science Journal.  Я лично уже получал письма от редакторов с предложением прорецензировать статью, но обратить внимание, что автор много и активно публикуется, но работы однотипные, и надо посмотреть насколько тут есть сильное продвижение, поскольку журнал у нас хороший? и рутинные работы мы не публикуем. 

Еще аргумент - сам сталкивался, человек не берется за решение трудных проблем, потому что это занимает время, да и может не получиться, а решает задачи, которые можно решить. Что делать тем, кто пишет хорошие, прорывные, статьи, но не много? 

А еще у меня вопрос: сколько может/должен написать научный сотрудник статей в год? В зависимости от области деятельности и ранга?

P.S. Вообще говоря, поддерживать надо исследования, а не рост статей. А иногда бывает, что статьи есть, а толку никому от них нет. То есть, грубо говоря, надо проводить полную экспертизу с учетом и числа публикаций, и библиометрии, и всего остального, то есть полной экспертизы. А то так можно договориться предложить давать деньги по индексу Хирша. У кого большой - тем и давать. И тратиться на экспертизу не нужно. И все расцветет. 

0 / 0
Публикация равно научный результат?

А публикация это не научный результат? Ситуация такова, что, как бы там ни было с журналами, экспертиза при публикации статьи на настоящий момент это самый надежный экспертный механизм.  Все остальные механизмы намного хуже и затратней. 

Насколько я понимаю, речь не идет о том, чтобы совсем не финансировать тех, кто публикуется мало, но в хороших журналах. Речь о том, чтобы усилить те группы, которые публикуются активно, то есть активно получают научные результаты и вовлечены в научные сети по сути, поскольку есть критическая масса статей того или иного автора при которой он будет хоть как-то заметен на фоне активно публикующихся других авторов. Последнее, вовлеченность в научные сети, на мой взгляд является одной из самых важных вещей в современной науке. Ибо без такой вовлеченности и при возникшем в последние годы вале научных публикаций не быть включенным в такие сети это значит получать результаты, о которых практически никто не узнает. В такой работе практически нет смысла, это работа в стол и на себя, почти никакого вклада в развитие науки слабопубликующиеся авторы скорее всего не дают- их просто не замечают. Вряд ли государство и налогоплательщики хотят оплачивать такую работу "в стол". Сложившаяся ситуация плохая, но она такова и с ней нужно считаться. Либо менять всю систему оценки научных результатов начиная с журнальной политики и политики фондов, что малореально. По гамбургскому счёту может оказаться, что науки уже вообще почти нет, а есть научное ремесленничество. 

1 / 0
Публикация - должна содержать научный результат, но

1.

как бы там ни было с журналами, экспертиза при публикации статьи на настоящий момент это самый надежный экспертный механизм

Я бы уточнил, что речь идет о хороших журналах. А не вообще журналах, пусть и входящих в Scopus/Web of Science. 

2.

Насколько я понимаю, речь не идет о том, чтобы совсем не финансировать тех, кто публикуется мало, но в хороших журналах

Вообще говоря предложения я понял именно так. А что значит не совсем? Чтобы с голоду не сдохли?

3.

Речь о том, чтобы усилить те группы, которые публикуются активно, то есть активно получают научные результаты и вовлечены в научные сети по сути, поскольку есть критическая масса статей того или иного автора при которой он будет хоть как-то заметен на фоне активно публикующихся других авторов. 

Это звучит хорошо. Но опять же, сколько должен/может публиковаться научный сотрудник? 3 статьи в год? 10 статей в год? 50 статей в год? 100? Как это учесть для физиков элементарных частиц, математиков, энтомологов, ботаников?

4. Я правильно понял, что вместо экспертизы, дорогостоящей и все такое, предлагается оценивать количество статей? Почему не индекс Хирша?

5. Про вовлеченность в научные сети. Бывает разная вовлеченность. И она тоже требует денег, например, на конференцтю поехать. Что конкретно имеется ввиду?

6.

 В такой работе практически нет смысла, это работа в стол и на себя, почти никакого вклада в развитие науки слабопубликующиеся авторы скорее всего не дают- их просто не замечают. 

Знаете, пока не даны определения слабо и сильно, обсуждать нечего. Кроме того, например есть авторы со 100 публикациями, наиболее цитируемые процитированы больше 1000 раз, и авторы с 500, но наиболее протицированы не более 300. Кто лучше? Я даже Перельмана не буду всуе упоминать :) Просто приведу дискуссию про индекс Хирша в ТрВ.
 

Формулировать предложения надо так, чтобы по возможности избегать их плохого применения. А это вот предложение да в руках чиновников, а то и некоторых коллег...

2 / 0
1) любой журнал с корректным

1) любой журнал с корректным рецензированием даст как минимум не худшую экспертизу, чем экспертиза в фондах. Просто потому, что там работу оценивают эксперты именно по теме статьи. В отличие от фондов. И уж всяко экспертиза в статьях лучше, чем экспертиза чиновников по системе, которую они могут предложить по ФЦП. 

2) речь шла о перераспределении средств от ФЦП, смысл которой в том, чтобы придумать систему которая позволяет лучше финансировать науку. Ну так вот, безо всяких исследований по ФЦП можно сказать, что если эти деньги потратить напрямую на поддержку научных групп, то пользы от этого будет всяко больше. 

Кстати, вопрос, что происходит с постдоками на западе если они плохо публикуются? Их финансируют чтобы "с голоду не сдохли" или вообще выгоняют и "они дохнут"?

3) думаю "своими руками" можно получить 1-2 научных результата в год вне зависимости от области науки и характера работы (эксперимент, теория) при усреднении скажем за 3-5 лет, чтобы скажем учесть подготовительную работу на эксперимент или разработку сложного куска теории. То есть в среднем 1-2 статьи в год. Это уровень аспирантов и постдоков. Публикационная активность руководителей научных групп и научных тематик по сути зависит от размера этих самых групп.  И их вовлечённости в научные сети.

оценивать нужно не индивидуальных ученых, а научные группы. По ним статистика в большинстве случаев вполне работает. В группе можно учесть и людей, которые делают долгоиграющие проекты с непонятными перспективами в смысле результатов и людей, которые хорошо пишут и аспирантов и тд. Средняя публикационная активность сотрудников в Обществе Макса Планка порядка 1.3-1.4 публикации в год. В wos, конечно. Я считаю это для себя ориентиром. Отмечу, что в этом Обществе, как и в РАН, есть институты разной направленности, в том числе и гуманитарные и математические. 

4) как порог количество и качество статей имеет смысл. Но речь по сути не об этом. См. пункт 2.

5) научные сети это совместные исследования, обмен аспирантами и постдоками, совместные гранты, вовлечение в организацию конференций и редакторскую работу в журналах. Если хотите это научные кланы на современном уровне или научные коллаборации. Хотя кланами их язык не поворачивается назвать в силу масштаба и изначальной открытости. 

6) слабое цитирование. Это основной показатель того, что работы не востребованы. И скорее всего при имеющемся объеме исследований не будут востребованы никогда. Какие-то слабоцитируемые результаты могут быть со временем переоткрыты и стать востребованными, но заслуги авторов таких работ в этом не будет. Мало написать и придумать нужно ещё и в головы коллегам свои идеи вложить, иначе исследования в стол и для себя. По сути это становится квалификационным требованием в современной научной системе.

я придерживаюсь на данный момент такой позиции: деньги можно делить почти хоть как, хоть по статьям, хоть по Хиршам, хоть вообще за красивые глаза. Главное, чтобы была уверенность, что деньги идут по назначению, а именно на исследования. А вот если кто-то тратит большую часть  денег на то, чтобы определить как управлять исследованиями, как определить плохое исследование или хорошее и тп, то он делает ошибку. Можно научиться управлять исследованиями, но пока учитесь перемрут те, кто исследованиями  ещё способен вообще заниматься. Кем управлять-то будут эти управленцы? Сами собой? На управление и организацию управления не может и не должно тратиться боле 1-2% бюджета. Может быть ещё 1-2% на исследования по управлению. Сейчас явно больше. В ФЦП по ощущениям более половины...

0 / 0
Публикации и деньги

 безо всяких исследований по ФЦП можно сказать, что если эти деньги потратить напрямую на поддержку научных групп, то пользы от этого будет всяко больше.

Согласен. Деньги надо давать на исследования, а не на исследования как надо исследовать и на как надо исследовать распределение денег на  исследования. По крайней мере, в основном. 

Средняя публикационная активность сотрудников в Обществе Макса Планка порядка 1.3-1.4 публикации в год

То есть в среднем 1-2 статьи в год. 

Поэтом много или мало публикаций - не очень как критерий. 

Кстати, вопрос, что происходит с постдоками на западе если они плохо публикуются? Их финансируют чтобы "с голоду не сдохли" или вообще выгоняют и "они дохнут"?

Кто как. Кого-то финансируют, а кто-то "сдох" в научном смысле. Знакомый пошел на биржу труда и работает почтальоном. Но мы же не постдоках. Мы же о научных сотрудниках.

 слабое цитирование. Это основной показатель того, что работы не востребованы. И скорее всего при имеющемся объеме исследований не будут востребованы никогда.

Ну на этот счет можно поспорить, но зачем. Было это все и все споры тоже. Это между прочим зависит от области. Человек открыл новый вид ящерицы, описал, опубликовал. Ну и? 

Мне вообще-то нравится идея о научных стипендиях как постоплата за проделанную работу. Человек написал серию статей, опубликовал в хороших журналах. И получил за это финансирование на три года. Ну а потом повторил. И так далее. 

1 / 0
Публикации

Поэтом много или мало публикаций - не очень как критерий. 

Критерий. Для групп такое кол-во публикаций это ориентир. Кроме того, еще раз пишу, для руководителей групп кол-во публикаций определяется числом научных сотрудников в гурппе и их вовлеченностью в большие научные сети. И то и другое говорит об организаторских и научных способностях руководителя группы, поскольку основную роль руководителя группы я вижу в том, чтобы формулировать востребованные и значимые направления работы, генерировать идеи и продвигать результаты членов группы.  От этих способностей зависит и размер группы, и ее вовлеченность в научные сети. И то и другое совместно должно давать нормальный уровень цитирования и видимости научной группы на международном ландшафте. Я еще раз повторяю, если научная группа публикуется слишком мало, то ее просто никто не увидит и исследования окажутся никому не нужны. Это все исключительно из-за вала научных публикаций- миллионы статей выходят в год. Я лично уже не успеваю прочитывать все статьи по своей тематике. В лучшем случае читаю асбтракты, и, да, конечно, читаю статьи знакомых людей,- тех, кого видно, КТО ПУБЛИКУЕТСЯ МНОГО, тех, кто включен в общем смысле в "мою" научную сеть. Если кто-то, кого не знаю, публикует пусть даже и хорошие статьи, но редко, я скорее всего эти стати просто не замечу, у меня просто не дойдут до них руки. Такому человеку нужно прыгнуть выше головы, чтобы я его заметил. А я не являюсь каким-то исключением, все осуществляют "фильтрацию" того, что они читают, ибо читать все уже невозможно.  

При этом, однако, есть области науки, имеющие общекультурное значение, которые по таким принципам (статьи, цитирование) оценивать нельзя, они должны финансироваться отдельной строкой.  

Кто как. Кого-то финансируют, а кто-то "сдох" в научном смысле. Знакомый пошел на биржу труда и работает почтальоном. 

Если посмотреть на статистику, то в Германии 12% профессоров, имеющих условно постоянные позиции. Все остальные- постдоки. Это означает, что "выгнали подыхать с голода" 88% остальных  (постдоков),-они не "дотянули" до профессоров (читай: лидеров групп, завлабов и тп) и до соответствующей профессору оплаты труда. Ситуация не особо сильно отличается и в других европейских странах-идет жесточайший отбор. И осуществляется он в том числе по публикационной активности. Ни один фонд в Европе не даст постдоку грант если у него аховая ситуация с публикациями. И в этом есть определенной смысл (в частности работают конкурентные механизмы, идет смена поколений, высокий уровень оплат у очень малой группы научных сотрудников, остальыне фактически работают за копейки), хотя система к людям жестокая. Но смену поколений в научной системе я не вижу как можно по другому организовать. А без этого имеем порядка  50% людей старше 60 лет в российской науке, причем на них уходит видимо 90% всех зарплатных ресурсов (более высокие ставки, возможности получения грантов лучше, административные позиции, причм многочисленные и тп). Получается по факту еще более жестоко... 

Но мы же не постдоках. Мы же о научных сотрудниках.

Постдок это и есть научный сотрудник на начальном и среднем этапе карьеры. От того, что у нас эти люди называются научными сотрудниками и имеют постоянные и фактически пожизненные ставки ничего не меняется в плане оценки их труда. Но на западе при отсутствии опубликованных  результатов человека выгоняют, а у нас он может сидеть сколько угодно, поскольку критерии переаттестации позволяют отчитываться даже тезисами или отчетами по грантам. 

Должны быть пороги для финансирования. Люди должны 1) получать научные результаты и, 2) как следствие, их публиковать. Отсутствие результатов в течение долгого времени это повод задуматься о соответствии. А неопубликованный результат, это то же самое что отсутствие результата. Если какие-то научные сотрудники на  не способны получать результаты (и публиковать их), то какой смысл их финансировать?

1 / 0
Позиции и все такое

Знаете, Сергей Петрович, эту дискуссию можно продолжать довольно долго. Я согласен с Вами по ряду параметров, и не согласен по ряду деталей. Я напишу с чем не согласен и согласен.

Согласен. Человек должен публиковаться, если он работает как научный сотрудник. И в максимально хороших журналах. Есть исключения и особенности, но скажем примерно так и должно быть.

Не согласен. Просто количество публикаций не годится как критерий. Зависит от области деятельности. Я доказал теорему. Проблема решена. Опубликовал статью. Точка. Я не понимаю, как написать еще 20 статей про эту теорему. Поэтому вопрос насколько эта теорема важна и так далее. Собственно говоря вопрос в качестве. "Качественная теорема" очень быстро попадает в учебники и перестает цитироваться. 

Не согласен. Германия, да там примерно так, как Вы написали. В среднем. Однако же в Германии очень сильный исследовательский сектор в промышленности, нет проблем переехать, что решает вопрос о постдоках, которые не смогли попасть в профессоры. Во Франции у ассистента - постоянная поциция, то есть там не так как в Германии. В Польше теоретически ассистенты имеют временные позиции, но теоретически. В Италии позиции не профессора могут временными (6 лет), а могут и постоянными. Касательно Франции и Италии все насчет переезда и мест в промышленности похоже как в Германии. В Великобритании позиция асситента и прочих непрофессоров постоянные и еще нет пенсии, в отличие от континента. Так что не надо обобщать. В европах есть разнообразие. А когда предлагается сделать как в Германии, то может быть все остальное надо сделать как там?

0 / 0
Я не понимаю, как написать еще 20 статей про эту теорему.

Мне, как не математику, сложно предполагать, однако, любая доказанная теорема должна иметь некие следствия, описывая и анализируя которые можно ещё что-нибудь опубликовать в журналах рангом пониже. Например, есть длинное и сложное доказательство какой-нибудь другой теоремы, которое теперь станет короче и проще за счёт ссылки на доказанную первую теорему.

2 / 0
Теоремы

 однако, любая доказанная теорема должна иметь некие следствия, описывая и анализируя которые можно ещё что-нибудь опубликовать в журналах рангом пониже. 

Иногда так и происходит. Вместо доказательства другой теоремы, начинается ее уточнение, расширения, иногда весьма частные и все такое. Однако по большому счету, это некоторый шум, значимость которого может быть на порядки меньше, чем основного результата. Требование увеличения количества публикаций в данном случае просто приведет к тому, что таких вторичных статей станет просто немеряно, в то время как их и так полно. 

1 / 0
По большому счету, это некоторый шум, значимость которого

может быть на порядки меньше, чем основного результата.

Я считаю такую ситуацию естественной, ибо невозможно делать только великие открытия. Характерный пример: последняя нобелевская премия выходцам из России была присуждена за статью в Nature Materials о графене (это углеродные плёнки толщиной в один атом). Вы даже себе представить не можете сколько сейчас в мире публикуются различных статей о графене, однако, ни одна из них не претендует на вторую нобелевскую премию. А в этих многочисленных статьях именно идёт детализация: разрабатываются новые методы синтеза и усовершенствуются старые, происходит дополнительные исследования свойств, разрабатываются методы модификации графена, графен-содержащие композиты и т.д. По большому счету, это и есть тот самый «некоторый шум, значимость которого на порядки меньше, чем основного результата» и ничего, люди работают, пишут статьи, защищают диссертации, выступают на конференциях, подают на гранты и выигрывают их, проводят новые эксперименты и всё это основано исключительно на «шуме, значимость которого на порядки меньше, чем основного результата».

2 / 0
Нормировка

1) Достаточно нормировки по областям деятельности, чтобы учесть фактор разных областей науки. Согласитесь, не совсем правильно когда в Германии математики публикуют в год 2-3 статьи на постдока и 5-10 статей на руководителя группы, и когда в Германии цитирование например 100, а в России эти цифры на порядок меньше. Конечно, есть трудности нормировки, поскольку разница в публикационной активности и цитировании может быть даже просто в разных тематиках одной дисциплины. 

2) если Вы доказали теорему и считаете, что теперь можно ничего не делать... доказывайте следующую теорему. А учебники, кстати, хорошо цитируются. Даже у гуманитариев.

3) пример Германии был именно что примером. Который демонстрирует, что в западной науке есть серьезное сито, которого нет у нас. Вы с этим не согласны? Да, Германия в этом плане одна из самых жестких стран, но нигде в Европе и штатах нет такого, чтобы научных сотрудников после 60 лет было большинство. 

В любом случае как порог публикационная активность имеет право на существование. Есть разумные минимальные числа, есть. 

2 / 0
Как порог

Как порог, да, есть. 

2) если Вы доказали теорему и считаете, что теперь можно ничего не делать... доказывайте следующую теорему. А учебники, кстати, хорошо цитируются. Даже у гуманитариев

Вот именно. Другую теорему, а не плодить публикации вокруг этой.

Учебники хорошо цитируются, да, только в этом примере какое это имеет отношение ко мне как автору теоремы, если я не автор учебника. Я, наверное плохо написал. Имел ввиду следующее: я доказал теорему и она оказалась настолько хороша, что попала в  учебник, то если я не автор этого учебника, о цитированиях можно забыть - цитировать будут именно что учебник. 

Вот простой пример на тему. Никольский некогда написал несколько статей, в которых ввел новое функциональное пространство. Потом написал книгу. Потом продолжатели написали много расширений, появились, к примеру пространства Бесова, появилсь учебники. И первая статья Никольского как хорошо цитируется? Да никак особенно. Это уже классика. Я, если напишу про пространства Бесова, процитирую Бесова, где это появилось, проводя почти что раскопки. Но могу же и не процитировать - взять учебник и все. А на Никольского - ну вот сейчас прочитал статью - это все про то, но процитирован учебник. Да, и учебники и всякие книги не учитываются при подсчете h-index'а по WebofScience.

2 / 1
Крайние случаи

Вы описываете "крайние случаи" и пытаетесь встроить их в систему. Есть люди, которым ничего уже доказывать не нужно, их нужно просто финансировать, как в не очень приличном анекдоте про совсем немолодого академика, "за прошлые заслуги".

Но научно-образовательную систему нельзя строить на исключениях. Не в наше время... 

2 / 1
Теоремы, шум и крайние случаи

Ну хорошо. Я все-таки плохо наверное объясняю. Мысль не дошла.

 Если вы считаете, что главное - это сгенерировать много статей - это безусловно ваше право. Я так не считаю. Как пороговое значение, да, число публикаций годится. А как цель научных исследований - нет. И тот же графен - да, произошел прорыв. Но среди множества эпигонов есть и явно те, кто просто использует модную тему, написав множество второстепенных статей, а иногда и таких, в которых этот графен притянут за уши. Да, это работа, да, нельзя писать только на нобелевские премии или в каждой статье вводить новое функциональное пространство, да научный сотрудник должен писать статьи и публиковаться.  Однако же дело не в килограммах статей. И речь не про крайние случаи. 

В общем, всех с наступающим праздником, а я пошел писать рецензии на скучные статьи про нано и прочее. 

1 / 0
Наверное моя мысль тоже

не дошла... Я говорил о видимости в научном сообществе того или иного автора и той или иной группы. Эта видимость напрямую зависит от числа публикаций для подавляющего числа групп и научных сотрудников (акцентирую внимание- подавляющего числа научных групп, про которые только и можно говорить, крайние случаи это особый разговор). Более того, я даже в одном из постов писал, что такая сложившаяся ситуация лично мне не нравится. Смысл научной работы такой подход полностью уничтожает. И писал про "гамбургский счёт", что напрямую коррелирует со "смыслом исследований". Но от "нравится-не нравится" ничего не меняется- факт зависимости видимости исследований от числа публикаций это объективная реальность во всей мировой науке. Закрывайте на неё глаза, ничего не изменится. Или придумывайте и внедряйте систему, которая, при сложившейся в последние 50-60 лет убийственной для профессии "ученого" массовости и общего кризиса в науке,  сможет повернуть ситуацию в сторону при которой занятия наукой снова станут уделом интеллектуальной элиты, а не миллионов аспирантов и постдоков. Только я сомневаюсь, что что-то получится из этого, для изменения системы оценки научного труда в мире нет почти никаких предпосылок-система грантов,система издательской деятельности, требования промышленности и система потребления не дадут никаких шансов на изменения.

Вы, Виктор Анатольевич, частенько приписываете моим словам смыслы, которые я не озвучивал. Иногда приписываете слова с точностью до наоборот. Это не очень здорово, если не сказать больше...

0 / 0
Ну извините, Сергей Петрович

Вы, Виктор Анатольевич, частенько приписываете моим словам смыслы, которые я не озвучивал. Иногда приписываете слова с точностью до наоборот. Это не очень здорово, если не сказать больше...

Как известно, "если ясность Вашего объяснения, казалось бы не допускает ложного толкования, все равно  найдется человек, который поймет Вас неправильно".

Я могу адресовать именно такой же текст непосредственно к Вам, Сергей Петрович. Мне показались некоторые Ваши утверждения, скажем так, спорными, и которые легко могут быть интерпретированы и использованы так, чтобы сделать все еще хуже. Я надеюсь, что Вы ни в коем случае, не хотите ничего ухудшить, а только улучшить, но тем не менее я не чувствую себя настолько испорченным или настолько единственным, чтобы мои опасения не заслуживали внимания. Вы считаете, что Ваши предложения хороши, ну хорошо.

Чтобы избежать обвинений в нездоровом дискутировании, чего уж там, фактически в передергивании, я в дальнейшем, в нектором будущем, не буду тут ничего писать. 

1 / 0
в шуме теряется сигнал

Статей стало очень много, а смысла в них существенно больше не стало. Усилий на чтение и рецензирование чужих статей, а также на оформление своих результатов, заявок и отчётов уходит всё больше, по-сравнению с собственно научной работой. В пределе гонка за валовыми показателями приведёт к всеобщему бегу на месте: все станут заниматься минимально пригодными для публикации пустяками. Видимо это проблема мировой науки, а не только нашей. Мне кажется, что в частности в математике, нужно требовать от научного сотрудника в среднем одну статью в год (а от профессора-.преподавателя и одну в два года). Причём оценивать успешность работы по качеству одной лучшей публикации за год.

Страницы