01
Июл
2016

О методах давления на ученых

В Совет ОНР поступило письмо молодого доктора наук из СПбГУ с просьбой о совете и поддержке в конфликтной ситуации. Защита прав  и интересов научных работников является уставной деятельностью ОНР. Да и просто по человечески надо реагировать: хотя письмо касается методов работы начальства с подчиненными в СПбГУ, случиться такое может с каждым во многих вузах или НИИ. К сожалению, в данный конфликт вовлечены ведущие ученые, что наносит ущерб  репутации вуза, да и сами они могут быть потерпевшей стороной. Автор письма согласен на публичное обсуждение письма на сайте. Письмо приведено ниже, контакты автора имеются в Совете ОНР. Просьба высказываться, но не рубить сгоряча, а быть осторожныыми в выражениях, учитывая деликатность вопроса.
**************************************

Глубокоуважаемые коллеги!

 

Я, Макаров Антон Александрович, 1983 г.р., доктор физико-математических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, обращаюсь к Вам с информацией об уничтожении молодых докторов наук в Санкт-Петербургском государственном университете и о том давлении, которое оказывает на меня руководство Санкт-Петербургского государственного университета и такие известные математики как Станислав Константинович Смирнов (профессор Женевского университета, руководитель лаборатории им. Чебышева Санкт-Петербургского государственного университета) и Сергей Витальевич Кисляков (директор Санкт-Петербургского отделения Математического института им. В.А. Стеклова РАН, член-корреспондент РАН).

Прошу Вас высказать свое мнение о том, что сейчас происходит в Санкт-Петербургском государственном университете и Санкт-Петербургском отделении Математического института им. В.А. Стеклова РАН.

Подробная информация приведена ниже.

С уважением,

Макаров Антон Александрович,

профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

*****************************************

 

04.03.2016 года в целях обеспечения реализации основной образовательной программы бакалавриата «Математика» в рамках Концепции развития математического образования в Российской Федерации, утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 24.12.2013 №2506-р, на сайте Санкт-Петербургского государственного университета была размещена информация  об объявлении конкурса на замещение должности доцента (3.00 ст.) по математике для преподавания на бакалавриате «Математика», объявленном приказом Начальника Главного управления по организации работы с персоналом от 02 марта 2016 года № 1271/1:

Требования к квалификации: высшее профессиональное образование, наличие ученой степени кандидата наук/PhD (на момент подачи документов). Стаж научно-педагогической работы не менее 3 лет. Наличие не менее трех публикаций в изданиях, индексируемых наукометрическими базами данных MathSciNet или DBLP, за последние пять лет.

Базовые условия для победителей конкурсного отбора на данные позиции: трудоустройство по основному месту работы на срок до 5 лет. Гарантированный размер заработной платы: для доцентов - не ниже 121980 руб./мес. (до уплаты НДФЛ). Включение в список потенциальных научных руководителей аспирантов. Возможность единовременной денежной компенсации расходов по переезду к месту работы в объеме, устанавливаемом отдельным соглашением. Начало работы – 01 сентября 2016 года.

В упомянутом приказе установлено, что Предварительная оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом образовательной программы «Математика» в срок до 10 апреля 2016 года. Секретарь Совета программы в срок до 12 апреля 2016 года представляет заключение Совета по кандидатурам на должности доцентов – ученому секретарю Ученого совета математико-механического факультета. Заключение трудовых договоров с победителями конкурсного отбора осуществляется начальником Главного управления по организации работы с персоналом СПбГУ на основании решений Ученого совета математико-механического факультета в отношении доцентов.

Я, Макаров Антон Александрович, 1983 г.р., д.ф.-м.н., профессор (0.50 ст.) кафедры параллельных алгоритмов Санкт-Петербургского государственного университета подал документы для участия в конкурсе на замещение должности доцента (1.00 ст.) по математике.

6 апреля 2016 года я получил письмо от М. Россомахиной, администратора лаборатории им. П.Л. Чебышева СПбГУ, с просьбой указать курсы, которые я хочу преподавать, и отдельно курсы, которые могу преподавать, если в этом будет необходимость. Всего было перечислено 11 дисциплин. Я перезвонил по телефону Россомахиной с просьбой ознакомиться с программой упомянутых дисциплин. Россомахина сообщила, что программ дисциплин нет, но я как претендент на должность доцента смогу вести только практические занятия по указанным в письме дисциплинам, т.к. лекции будут вести только профессора. Ввиду полной неопределенности ситуации, в своем ответном письме я указал следующие дисциплины:  Матанализ, Алгебра, Комбинаторика, Алгоритмы, Теория сложности вычислений, Математическая логика.

18 апреля 2016 года я получил письмо от Россомахиной, которая по поручению Совета образовательной программы (не указано какой именно программы), благодарила меня за участие в конкурсе и сообщала, что Совет образовательной программы в этот раз рекомендовал другие кандидатуры. Лично про меня в письме не было указано ничего.

На заседании Ученого совета математико-механического факультета от 12 мая 2016 года Председатель Ученого совета профессор Г.А. Леонов сообщил, что на должность доцента по математике (3.00 ст.) для преподавания на бакалавриате «Математика» были поданы заявления 23 кандидатов. Кафедра параллельных алгоритмов рекомендовала выбрать на должность доцента по математике меня (А.А. Макарова). После обсуждения кандидатов состоялось тайное голосование. Роздано бюллетеней – 29, оказалось в урне – 28. По кандидатуре А.А. Макарова за – 19, против – 1, недействительных бюллетеней  – 8. На основании результатов тайного голосования Ученый совет избрал по конкурсу кандидатов на должности доцентов по математике для преподавания на бакалавриате «Математика» – А.А. Макарова. Замечу, что все выбранные на заседании Ученого совета кандидаты на должность доцента – доктора наук. Кандидаты, рекомендованные Советом программы «Математика» – кандидаты наук. 

17 мая 2016 года мне позвонил специалист управления по работе с персоналом СПбГУ и пригласил на встречу 18 мая 2016 года в отдел кадров для подписания трудового договора. На встречу со мной 18 мая 2016 года пришел Начальник управления по работе с персоналом А.В. Морозов, хотя в приказе от 02 марта 2016 года № 1271/1 указано, что заключение трудовых договоров с победителями конкурсного отбора осуществляется начальником Главного управления по организации работы с персоналом СПбГУ (на текущий момент В.В. Еремеев).  Для меня было удивительно, что Морозов не поздравил меня с избранием. Напротив он сообщил, что я не подходящий кандидат на должность доцента, т.к. меня не рекомендовал Совет программы «Математика».  Морозов уточнил у меня, какую должность я занимаю, на какой срок меня избрали. Я сказал, что я профессор, занимаю 0.5 ставки, избран на 3 года, срок окончания договора – 2018 г. Морозов спросил, что меня привлекло в конкурсе кроме заработной платы? Почему я участвовал? Я ответил, что на этом направлении будут обучаться сильные студенты. Далее Морозов сообщил, что есть 3 варианта прекращения действия текущего трудового договора со мной. По собственному желанию, по решению работодателя, по соглашению сторон. Морозов отметил, что по первым двум вариантам решение о расторжении договора может быть обжаловано в судебном порядке, а договор по соглашению сторон обжалованию в суде не подлежит. Со мной будет заключен договор по соглашению сторон, а моя нынешняя ставка будет ликвидирована. «Восстановить» данную ставку будет невозможно. В дальнейшем я понял почему Морозов так подробно об этом говорит – он склонял меня к подаче заявления о самоотводе моей кандидатуры.   

Морозов предложил ознакомиться с пунктами договора, которые он считает принципиальными:

1. Договор заключается на 0.5 года.

2. В течение 0.5 года я должен опубликовать минимум 2 статьи в журналах из первой квартили по ____ научному направлению. Участвовать минимум в ___ международных конференциях по тематике лаборатории.

3. Преподавание будет вестись на английском языке. 

4. Наличие внешнего финансирования в размере ___ руб.

А.В. Морозов дал следующие пояснения. Все прочерки – это неопределенные на данный момент значения, они будут внесены в договор позднее. На что я заметил, что меня пригласили подписать договор, а он оказывается не готов. Морозов сообщил, что специалист управления по работе с персоналом просто допустил неточность, он хотел обсудить со мной условия договора.

Я высказал следующие замечания. Срок договора 0.5 года не соответствует объявленному сроку, указанному в конкурсе. Морозов сообщил, что в объявлении указан срок договора до 5 лет, а минимально возможный срок договора 0.5 года. Поэтому предлагается заключить договор на 0.5 года. Я спросил, какой срок договора у других кандидатов. Морозов ответил, что у кандидатов, рекомендованных Советом программы «Математика» срок договора от 3 до 5 лет. Далее я заметил, что две статьи в высокорейтинговых журналах за 0.5 года – это невыполнимое требование. Известно, что требуется время на написание научной статьи, на подготовку к печати, на рецензирование  и т.д. Морозов спросил меня можно ли опубликоваться за год? Я сказал, что это более реально.  Морозов сказал, что не в курсе деталей всего цикла процесса публикации статей и выяснит у Совета программы «Математика» целесообразно ли увеличить срок договора до одного года. Однако Морозов акцентировал внимание, что публикации должны быть строго по определенному Советом направлению, а не просто по «математике». Я спросил, какое имеется в виду направление. Морозов ответил, что уточнит это позднее. Я поинтересовался, способны ли студенты воспринимать курсы на английском языке? Морозов сказал, что это требование к преподавателям, способности студентов в данном случае не обсуждаются.

Далее Морозов спросил меня – отказываюсь ли я подписывать договор? Я сказал, что в договоре много пропусков, я хотел бы ознакомиться с деталями. Морозов сообщил, что уже 2 кандидата отказались от заключения договора, однако их фамилии он мне сообщить не может. Также он отметил, что условия договора очень жесткие, это сделано специально. Однако, если все кандидаты откажутся подписывать договор, то они будут вынуждены ослабить требования. Если хоть один из кандидатов согласится подписать такой договор, то требования автоматически считаются выполнимыми. Я сказал, что даже 0.5 года при такой зарплате – это очень большие деньги. Морозов отметил, что это моя текущая зарплата за 2.5 года. Далее Морозов еще раз поинтересовался – определился ли я. «Вы отказываетесь подписывать договор или нет?»

В итоге, я попросил Морозова после заполнения всех прочерков в договоре и уточнения деталей прислать мне на корпоративную почту трудовой договор для ознакомления. Морозов сказал, что сделает это в десятидневный срок. Ни одного письма от Морозова я до сих пор не получил.    

27 мая 2016 года во второй половине дня мне позвонил специалист управления по работе с персоналом СПбГУ и пригласил на встречу 30 мая 2016 года в 15:00 в отдел кадров для обсуждения деталей договора с академиком Ю.В. Матиясевичем. Я сказал, что сегодня пятница, а в понедельник в это время я никак присутствовать не смогу и изменить мои планы уже не получится.

В тот же день, пятницу 27 мая 2016 года в 19:30, мне позвонил Начальник управления по работе с персоналом А.В. Морозов. Морозов пригласил меня на встречу 30 мая 2016 года в 15:00 в отдел кадров для обсуждения деталей договора с академиком Ю.В. Матиясевичем. Я сказал, что я не смогу присутствовать и уже разговаривал по этому поводу с его коллегой. Морозов предложил перенести встречу на 15:30. Я сказал, что такой перенос не меняет ситуации. Морозов сказал, что он не представляет, что должна быть за встреча, что ее нельзя перенести на другой день. Я ответил, что Вы позвонили мне в пятницу в 19:30 вечера, это уже поздно для отмены моей встречи, вы могли бы позвонить мне заранее, чтобы договориться о встрече. Морозов сообщил, что акад. Матиясевич очень занятой человек, что он специально выделил час перед заседанием Ученого совета СПбГУ (30 мая 2016 года), чтобы встретиться со мной. Я сказал, что вы обещали прислать мне договор, но я до сих пор ничего от вас не получал. Затем я спросил, что планируется обсудить на встрече. Морозов сказал, что акад. Матиясевич хотел бы обсудить со мной учебную нагрузку. Я попросил перенести встречу на вторник 28 мая. Морозов спросил меня – представляю ли я сколько требуется денег, чтобы акад. Матиясевич остался в Петербурге до вторника, что у него уже билеты на руках, что их придется сдавать. Я уточнил, о каких именно билетах идет речь. Морозов вспылил: «Да вы просто не хотите приезжать на встречу!» Я сказал, что я просто не могу, но в течение недели готов встретиться. Морозов сказал, что в таком случае распределение нагрузки будет происходить «втемную». Я поинтересовался значением этого термина. Морозов сказал, что это означает без моего участия и попрощался.

22 июня 2016 года мне позвонила ведущий специалист управления по работе с персоналом СПбГУ А. Годунова и пригласила на встречу с Советом программы «Математика» 24 мая 2016 года к 15:00 в лабораторию им. П.Л. Чебышева СПбГУ, в тот же день она прислала мне на почту приглашение на встречу от Начальника Главного управления по организации работы с персоналом В.В. Еремеева. Я спросил, кто будет присутствовать на встрече. Годунова сообщила, что будут присутствовать члены Совета (С.В.Кисляков, Н.А.Вавилов, С.В.Иванов, Э.А.Гирш) и Начальник управления по работе с персоналом (А.В. Морозов). 

24 июня 2016 года я пришел на встречу с Советом программы «Математика».  А.В. Морозов пригласил меня в кабинет, в котором уже находилось 4 человека. Мне предложили сесть. Первым встал С.К. Смирнов и представился – председатель Совета программы «Математика», руководитель лаборатории им. Чебышева, профессор университета Женевы Станислав Смирнов. Смирнов представил остальных участников встречи. Профессор мат-мех факультета СПбГУ Вавилов Николай Александрович; чл.-корр. РАН, директор ПОМИ РАН Кисляков Сергей Витальевич; ведущий научный сотрудник ПОМИ РАН, профессор РАН Гирш Эдуард Алексеевич; и, вам уже знакомый, представитель ректората Морозов Андрей Владимирович.

Слово взял Кисляков. Если отбросить ваши публикации, связанные с программированием, то в MathSciNet имеется 8 ваших публикаций. Однако последняя из них датируется 2012 годом. Почему у вас нет публикаций в журналах по математике, которые цитируются в MathSciNet,  после этого срока? Я пояснил, что осенью 2013 году на меня было совершено нападение двух бандитов, в результате ножевого ранения я был госпитализирован. Один из нападавших был задержан проезжавшим мимо патрулем вневедомственной охраны, второй скрылся на автомобиле. В течение года меня регулярно вызывали в следственные органы, в суд, к судебным приставам, в том числе на очные ставки.  Моральный ущерб до сих пор мне не возмещен. Произошедшая трагедия имела для меня сильные психологические последствия. Однако я справился, нашел силы и начал опять активно работать. Кисляков сказал, что у него есть сомнения по поводу того, что я смогу активно работать в течение контракта. Кисляков сказал, что на мои публикации мало ссылок, что они никому не нужны и меня в мире никто не знает. Затем он спросил как я оцениваю свои силы, смогу ли публиковаться. Я ответил, что смогу.  Далее Смирнов сказал, что на мои публикации ссылаются только сотрудники моей лаборатории, повторил мысль, что меня в мире никто не знает. Он спросил, в чем изюминка вейвлетов, описанных в моих статьях. Я ответил, что классический подход подразумевает использование равномерных сеток, а в моих статьях сетка может быть неравномерной. Смирнов сказал, что очень много работ сейчас есть по вейвлетам на неравномерных сетках, его друг Койфман умеет строить вейвлеты на графах, а мои работы никому не нужны, т.к. на них практически никто не ссылается. Я сказал, что мои алгоритмы используется в промышленности, в частности для обработки радиолокационных данных. Смирнов сказал, что, например, вейвлеты Койфмана использовались при построении сети для рассылки смс-рекламы 15-летней девушке, которая оказалась беременна, хотя сама об этом не знала. При помощи вейвлетов удалось  выяснить о ее беременности, т.к. качественно изменился набор покупок. Смирнов спросил меня, как я думаю, почему на мои работы мало ссылок. Я ответил, что их нужно популяризовать, чтобы другие авторы больше на эти работы ссылались. Смирнов спросил, есть ли у меня новые результаты после перерыва и как я их оцениваю. Я сказал, что в последнее время мне удалось доказать положительность некоторых сплайнов с хорошими свойствами, и я могу классифицировать полученные результаты как выдающиеся в области геометрического моделирования и вытекающем отсюда новом направлении в математике – изогеомтерическом анализе. Кисляков сказал, что мои статьи в MathSciNet – это статьи из Вестника СПбГУ, из Проблем математического анализа и из Украинского математического вестника. Кисляков спросил меня, думаю ли я, что это именно те журналы, в которых выдающиеся авторы публикуют свои выдающиеся результаты? Я ответил, что я не думаю, что именно все выдающиеся авторы публиковались в перечисленных журналах, но мои публикации в них есть. [У чл.-корр. РАН, директора ПОМИ РАН С.В. Кислякова в используемой Правительством РФ и СПБГУ базе данных Scopus имеется всего 42 публикации, на которые имеется всего 57 ссылок. У руководителя лаборатории им. Чебышева СПбГУ С.К. Смирнова в используемой Правительством РФ и СПБГУ базе данных Scopus имеется всего 6 публикаций с аффилиацией СПбГУ с момента его возращения в Россию в 2010 году.] Затем в разговор неожиданно вступил Вавилов. Вавилов спросил меня, как я себя чувствую на чужом месте. Я уточнил, что он имеет в виду. Вавилов сказал, что я занял чужое место, место одного из кандидатов, за которого просил Совет программы «Математика». Вавилов спросил, видел ли я резюме других кандидатов, смотрел ли я их публикации. Я удивился и спросил: «А разве это требовалось?» Вавилов сказал, что это нужно было бы сделать. Вавилов начал перечислять выдающиеся, по его мнению, журналы, в которых опубликовались другие кандидаты, периодически спрашивая одобрения у Кислякова. Кисляков подтвердил, что в перечисленных Вавиловым журналах (кроме одного) кандидаты действительно публиковались, однако в одном из журналов публикация была отклонена. Далее Кисляков спросил меня готов ли я уступить свое место другому кандидату. Я ответил, что я занял то место, какое мне определил Ученый совет математико-механического факультета. Я сказал, что я был выбран коллегиальным органом в результате голосования. Кисляков спросил: «Коллегиальным органом?» Потом добавил, что в данном случае ученый совет проголосовал не правильно, они должны были проголосовать за других кандидатов, а проголосовали за вас, им не надо было этого делать. Я заметил, что если я сейчас откажусь, то это будет не корректно по отношению к Ученому совету факультета, т.к. меня на нем поддержали, оказали доверие. Кисляков сказал, что это не так важно, что я могу отказаться, не смотря на оказанное доверие. Далее Кисляков спросил, получал ли я письмо от секретаря со списком дисциплин, которые предполагается читать. Я ответил, что да. Кисляков сказал, что я написал в письме, что могу вести все предметы: матанализ, алгебру, геометрию, дифуры и т.д. Я заметил, что это не так, что про геометрию и дифуры я не указывал. Далее я перечислил дисциплины, указанные мной в ответном письме, а также сообщил о телефонном разговоре с  администратором лаборатории М. Россомахиной, у которой я пытался узнать сведения об учебной нагрузке. Я также сообщил о том, что Россомахина сказала, что доценты ведут только практические занятия. На что Кисляков возразил, что Совет программы «Математика» планирует привлекать к лекциям не только профессоров, но и доцентов. В течение моих ответов Кисляков неоднократно меня перебивал, однако иногда просил прощение. Далее Кисляков добавил, что он сомневается, что я могу вести занятия на бакалавриате «Математика». Затем Смирнов спросил меня, считаю ли я себя специалистом в области чистой алгебры. На что я ответил, что для преподавания на уровне первого курса я не могу себя не считать специалистом. На мой ответ сразу же отреагировал Вавилов, сказав, что в данный момент проходит экзамен по алгебре у первого курса, и я могу сходить посмотреть уровень вопросов, которые предлагаются на экзамене. Естественно, что я не стал прерывать встречу ради просмотра экзаменационных вопросов по алгебре. Далее Кисляков вернулся к разговору о контракте. Он сообщил, что контракт будет заключен только на 0.5 года, после чего меня точно уволят, а имеющийся в данный момент контракт будет прерван, ставка 0.5 профессора ликвидирована. Кисляков уточнил у Морозова так ли это. Морозов подтвердил информацию о ликвидации ставки и добавил, что если я не выполню условия контракта, то получу «черную метку», в результате чего я не смогу больше продолжать работать по специальности. Я уточнил у Морозова: «Где работать?» Морозов ответил: «В университете». Далее Кисляков сказал, что данная ситуация – это заведомо конфликтная ситуация. Я иду на конфликт с Советом программы «Математика», с уважаемыми учеными. Кисляков сказал, что мы не можем вам предложить такие большие деньги только за преподавание. Далее Кисляков спросил меня, нужна ли мне заведомо конфликтная ситуация, на что я ответил, что мне конфликт не нужен. Кисляков сказал, что в таком случае нужно решать, что делать. Я предложил два варианта: взять меня на 0.5 ставки либо предоставить контракт сроком на 1 год, чтобы я смог подготовить публикации, т.к. за 0.5 года невозможно выполнить требование по публикациям, нужно, по крайней мере, время, чтобы эти публикации написать, не говоря о самом процессе опубликования. Смирнов сказал, что мы это понимаем, поэтому и выдвигаем такие требования. Я сказал, что они же заведомо невыполнимы. Я еще раз сказал, что готов за год попробовать выполнить требования контракта. Спросил, почему бы Совету программы «Математика» не предоставить мне такую возможность и предложить контракт на 1 год? Смирнов сказал, что согласен, что требования невыполнимы, и добавил, что у наших кандидатов есть задел, специально, чтобы они смогли выполнить эти требования. Я сказал, что обычно по контракту делают работу, которую оплачивают. Я сказал, что странно брать на работу и сразу требовать результаты, что должно быть выделено время на получения результатов. Смирнов сказал, что это неважно, что даже если я каким-то чудом выполню все требования контракта, то я на бакалавриате все равно не нужен, т.к. я работаю в области прикладной математики, что Койфман был раньше хорошим аналитиком, а теперь ушел в прикладную область. Далее он заметил, что программа бакалавриата «Математика» направлена на изучение чистой математики, а не прикладной, что для преподавания требуются чистые алгебраисты и аналитики. Я отметил, что в объявлении о конкурсе об этом не было написано, было указано о том, что требуются математики без указания специальностей. Смирнов сказал, что мне нужно работать у себя на кафедре, что мое место там. Смирнов сказал, что он может попросить в ректорате вместо моей 0.5 ставки профессора целую ставку профессора, а здесь мне 0.5 ставки доцента предоставить не могут. Далее Смирнов спросил у Морозова, может ли ректорат способствовать выделению целой ставки профессора для меня на кафедре. Морозов сказал, что ректорат может способствовать, однако целую ставку мне нужно просить у декана Г.А. Леонова. На это заявление Морозова я спросил, при чем здесь декан? Я отметил, что, на сколько, мне известно, выделение ставок не относится к компетенции декана. Далее я извинился за дерзкий вопрос, который я хотел уточнить – где гарантии того, что вы будете просить, и мне действительно выделят целую ставку? Я сказал, что я ходил 3 раза на прием к ректору, и мне не удалось получить целую ставку профессора. Морозов сказал, что в университете все меняется, что раньше мне не удалось, а теперь ректорат сможет выделить целую ставку, однако этот вопрос все равно в компетенции декана, т.к. он распределяет учебную нагрузку. Я сказал, что в таком случае мне необходимо встретиться с деканом. Морозов сказал, что это можно сделать на Ученом совете СПбГУ 27 июня 2016 года, т.к. декан наверняка будет на совете, а потом можно обсудить этот вопрос с В.В. Еремеевым. На что Кисляков заметил, что декана нужно вызвать к Еремееву и обсудить этот вопрос со мной у Еремеева в присутствии декана. Затем я спросил, что делать с заявлением. Кисляков сказал, что нужно написать заявление, что я отказываюсь от участия в конкурсе. Я сказал, что я уже участвовал в конкурсе, и что Ученый совет мат-меха уже проголосовал за меня, как я могу отказаться от участия? В разговор вступил Гирш. Гирш сказал, что нужно написать заявления по шаблону кандидатов, которые отказались от должностей доцентов. Я поинтересовался, кто отказался. Оказалось, что из  выбранных кандидатов отказались два доктора наук: С.Г. Крыжевич и Д.В. Кознов. Я спросил, как написать заявление. Гирш сказал, что нужно написать, что вы отказываетесь от подписания контракта, т.к. подписание контракта ставит вас в конфликтную ситуацию со столь уважаемыми людьми, а вы предпочитаете избежать конфликта. В конце я спросил, что делать, если все-таки мне не выделят целую ставку? Кисляков сказал, чтобы я не волновался. «Давайте попробуем, выделят». Встречу в управлении кадров назначили на 27 июня 2016 года.

В итоге, вместо того, чтобы услышать поздравления от Совета программы «Математика» с избранием по конкурсу на должность доцента и конструктивного обсуждения учебной нагрузки и трудового договора, я услышал только угрозы конфликта и его последствий для себя, унизительные реплики в свой адрес и хамское по отношению к себе поведение от членов Совета программы и представителя ректората. Таким образом, поведение присутствующих на встрече я рассматриваю как недостойное для академического сообщества, угрожающее моей дальнейшей научно-преподавательской деятельности. Я опасаюсь высказанных в мой адрес угроз и дальнейшего преследования моей личности.

27 июня 2016 года состоялась встреча в управлении кадров, на которой присутствовал только А.В. Морозов. Начальник Главного управления по организации работы с персоналом В.В. Еремеев на встречу не пришел. Декан Г.А. Леонов на встречу приглашен не был. Морозов сообщил, что принципиальный вопрос о выделении мне 1.00 ставки профессора вместо имеющейся в данный момент 0.5 ставки профессора решен Еремеевым положительно, поэтому присутствие декана на встрече не требуется, впрочем, как не требуется и присутствие самого Еремеева. На мой вопрос о возможности заключения договора на 1 год на ставку доцента по математике Морозов сообщил, что это невозможно. Затем Морозов предложил мне написать заявление об отказе от ставки доцента по математике, после чего он сможет запустить процесс выделения мне 1.00 ставки профессора, что займет около 3-4 недель. Морозов пояснил, что инициировать процесс выделения 1.00 ставки профессора без отказного заявления невозможно. Мне не предоставляют возможности ознакомиться и подписать трудовой договор на замещение должности доцента по математике уже 1.5 месяца.   

Таким образом, я оказался жертвой диктатуры сталинского стиля, которая в настоящее время существует в Санкт-Петербургском государственном университете и поддерживается С.К. Смирновым и С.В. Кисляковым.

 

91 комментарии

3 / 0
Налицо сбой в механизме отбора

голосовать по кандидатурам должен Совет программы, а не Совет факультета. Или общеуниверситетский совет.

В этой ситуации жаль всех ее участников. А расплачиваться репутацией будет СПбГУ. Ибо менеджеры перемудрили с выборами.

Я бы лично снялся с конкурса, если бы Совет программы не одобрил мою кандидатуру. Зачем стучаться в  наглухо закрытую дверь.

1 / 0
Вы правы в одном.

Андрей Михайлович, тут я с Вами согласен в одном: перемудрили. И по сути. и по форме - кругом ляпы. По всем правилам, включая устав СПбГУ, доцентов выбирают на факультетском ученом Совете, а профессоров - на большом. И кадровые комиссии уже есть: и факультетская, и "большая". Причем тут Совет какой-то программы? В других образовательных программах Советы есть, но таких прав они ни имеют. Так что условия конкурса противоречат Уставу. А молодого человека понять можно: он сидит только на полставки профессора, 12 тыр -  больше не дают, а тут  120 тыр, хоть и доцент. К тому же он ничего не нарушал, верно? Почему с ним так поступают?

0 / 0
а что компания по выборам в РАН уже началась?

Профессоров и доцентов выбирают учёные советы. Но я никогда не видел, чтобы выборы происходили не по представлению кафедры или конкретного подразделения, отвечающего за учебный процесс. Так что удивляет прежде всего решение учёного совета матмеха. 

0 / 0
Выборы в РАН тут не при чем.

Выборы в РАН тут не при чем. Выборы в доценты и рекомендации в профессора проходят на УС факультета - это факт. Выборы профессоров -  на большом Совете - это другая история. Если появляется новая вакансия доцента, то каждая кафедра имеет право выдвинуть кандидата, разве не так? И разве не должны эти кандидаты рассматриваться наравне с кандидатами, рекомендованными Советом бакалаврской программы? Вот Ученый Совет и рассмотрел. И выбрал тех, кого он знал, а не тех неизвестных ему людей, которых рекомендовали ему неизвестные ему люди. Тут я, конечно, несколько утрирую, поскольку в Совете программы есть несколько известных матмеху людей, да и остальные - вполне уважаемые и достойные математики. Но факт в том, что из людей, рекомендованных ему Советом новой  бакалаврской программы и некоторыми кафедрами Ученый совет однозначно выбрал тех, кого рекомендуют "свои". В чем ошибся Ученый совет?

0 / 0
возможно

Открытое письмо Макарова я уже читал несколько дней назад, оно было разослано всем сотрудникам нашего института (ИМ СО РАН). У нас рассылка писем с обвинениями в неэтичном поведении как правило происходит перед выборами директора, учёного совета или в академию. Само письмо с выборами не связано, а вот его распространение полагаю, что связано. 

С формальной точки зрения Учёный совет не превысил своих полномочий. Однако, их решение необычно и противоречит моим представлениям о нормальной организации учебного процесса. В нашем институте я не помню прецедентов, когда в результате конкурса на должнось снс в лабораторию учёный совет делает выбор отличный от рекомендации завлаба, как и на факультете чтение курса всегда поручают рекомендованному кафедрой лектору, а семинары ведут люди одобренные лектором. 

Открытые конкурсы нужны на досточно независимые должности, такие как завлаб или завкаф. Полагаю, что если  открытый конкурс  объявляется на позиции уровня снс или доцента, то долно быть независимое финансирование  и победитель должен иметь право сам выбирать подразделение.

То есть в данном случае решение Учёного совета было бы логичным, если  бы речь шла о возможности читать курс по своей специальности на своей кафедре.  

3 / 0
Сложный вопрос

Мне не до конца понятна ситуация,  она достаточно сложная и, в общем понятно, что тут не один пострадавший. Все это имеет отношение к тому, о чем мы много раз тут говорили по поводу научной этики и академической свободы, и, в частности к обсуждению в соседней ветке о том, как нужно организовывать программы. В данной ситуации понятно, что вводится новая программа, вероятно под руководством Смирнова и понятно, что он видит определенных людей в этой программе устраивающих его как по квалификации, так и по личностным качествам. С общей точки зрения, понятно, что он является в данной ситуации ведущим экспертом и лучше него ситуацию вряд ли кто-то представляет. В "западной" традиции ему бы предоставили карт-бланш на прием тех или иных сотрудников. Руководство, скорее всего, его выбор бы одобрило. В РФ я бы сделал так: организовал внешний конкурс, отобрал бы тех, кто подходит под программу, представил бы кандидатуры Ученому совету университета или факультета (в зависимости от требований Устава) на утверждение. Возможно такая процедура противоречит Уставу СпбГУ, хотя мне это и непонятно. Очевидно, что за программу отвечает кто-то конкретно и он, в основном, и должен решать кого набирать. Так что тут пострадал не только  Макаров Антон Александрович (который по форме все сделал правильно), но и Смирнов Станислав Константинович, поскольку здесь нарушается его право на его свободу (по сути, академическую свободу) как руководителя программы набирать тех, кого он считает нужным. В конечном счете, конечно, страдает репутация СпбГУ, странно, что такой университет допускает такие ляпы при рекрутинге сотрудников. Дело на мой взгляд чисто внутренее и может и должно быть решено на уровне межличностных отношений, раз уж формально-бюрократические процедуры дали сбой. Но можно всем "встать в позу" и начать ругаться, тоже вариант. 

0 / 0
Александр Львович,

Сергей Петрович Полютов, по-моему, верно отметил, что поскольку программой рководит Станислав Смирнов, то и кандидатуры должен отбирать он вместе с Советом по программе: http://www.chebyshev.spbu.ru/bachelor_program/

Тот кто несет ответственность за программу (Смирнов)  должен отвечать и коллектив, участвующий в данной программе, а значит руководить отбором кандидатов. И только после отбора Совета программы под руководством Смирнова утверждать кандидатуры победителей согласно Уставу СПбГУ.

С кандидатами подавшими заявку проводится собеседование, тем более, что требования к кандидатам в данном случае слишком "общие" (степень, стаж не менее трех лет и не менее трех  публикации  в специальных базах данных). И такие вопросы, которые задавались на Совете программы, задаются кандидатам (на собеседовании) до того как определяются победитель (-ли) конкурса.

По сути Антон Александрович Макаров стал заложником сложившейся ситуации с непродуманным конкурсным отбором. По идее конкурс надо признавать проведенным неправильно, отменять результаты, приносить всем извинения и проводить конкурс заново (хорошо его продумав перед этим).

Здесь сказываются проблемы, возникающие при пыпотке создать новое в давно существующем, в данном случаем в СПбГУ с его историей, традициями и пертурбациями последних лет. Отсутствие нормального диалога внутри самого СПбГУ серьезно усугубляет все проблемы.

Безусловно, никак не красит участников высказывания о том, что "занял чужое место", а также обвинения Антона в том, что он идет на конфликт с "уважаемыми учеными", тем более угрозы получить "черную метку".

Уважаемые ученые сами виноваты в создании данной ситуации. Принуждение Антона написать отказ с формулировкой "вы отказываетесь от подписания контракта, т.к. подписание контракта ставит вас в конфликтную ситуацию со столь уважаемыми людьми, а вы предпочитаете избежать конфликта" означает по сути попытку повесить вину на Антона. Сначала одни уважаемые ученые должны прийти к общей договоренности и общему решению с другими уважаемыми учеными и сделать так, чтобы больше не возникало проблем и заложников их конфликтов.

А конфликты возникает кроме всего прочего и потому, что пытаются сделать некое элитарное подразделение с оплатой преподавателям фактически на порядок большей, чем у окружающих. И здесь идет речь о дискриминации не только преподавателей, но и студентов. Поскольку получается, что вот на этой программе "математика и теоретическая информатика" студентам, студентам выбравшим эту программу будут преподавать хорошо оплачиваемые преподаватели, а выбравшим другое направление (программу) - плохо оплачиваемые. И это еще и дискриминация направлений. И пока это будет продолжаться, будут продолжаться и проблемы. То, что биоразнообразие необходимо, вроде как признают все. А то, что разнообразие направлений также необходимо почему-то игнорируется. Снижение биоразноорразия приводит к вырождению, так же к вырождению и деградации приводит и уменьшение направлений.

1 / 0
На палубе "Титаника"

И Елена Николаевна, и Елена Викторовна, и другие, на мой взгляд, верно анализируют ситуацию. Но надо уже пояснить, в чем самая большая проблема. Дело в том, что новая программа создается на костях старого матмеха. Бюджетные места для приема на программу бакалавриата взяты из мест специалитета, на которые принимались абитуриенты раньше. В 2016 году на бакалавриат по математике выделено 45 мест, а на специалитет, т.е. на все отделение чистой математики матмеха - 10 мест. Это на 5 кафедр: анализ, алгебра, геометрия, диффуры, теорвер. Это означает, что 60%-80% преподавателей отделения постепенно останутся без работы. Преподаватели и сотрудники чувствуют себя на палубе "Титаника".

И теперь представьте, что объявлен конкурс на места с зарплатами, в 5 раз большими, чем нынешние. Как должны голосовать члены Ученого совета, среди которых - заведующие этими 5-ю кафедрами? Голосовать за свое увольнение? Возник раскол факультета, ведущий не просто к увольнениям, а к разрушению математического образования в СПбГУ. Т.е. эффект противоположен тому, к чему стремился С.К.Смирнов. Осознает ли С.К.Смирнов последствия совершающихся на наших глазах действий? Не знаю. Он ведь уже много сделал для поднятия престижа Санкт-Петербургской математической школы. Думаю, что его подставили и использовали те, для кого главная цель - свалить старого декана, а не поднять математику на новый уровень.

И уж конечно, нельзя допустить, чтобы из А.А.Макарова и других избранных доцентов делали крайних. Волнение, которое возникло вокруг всей этой истории, нужно направить на их защиту.

0 / 0
А в каком состоянии математическое образование в СПбГУ сегодня?

Возник раскол факультета, ведущий не просто к увольнениям, а к разрушению математического образования в СПбГУ.

В НГУ, напимер, последние десять лет  математическое образование мирно скатывается к средне провинциальному уровню с полным сохранением ставок, должностей и нищенских зарплат. Те кому небезразлично математическое образование давно ощущают себя на палубе тонущего коробля.

0 / 0
Как измерить состояние образования?
Как ответить на Ваш вопрос? Как измерить состояние образования?
Приходится обращаться к рейтингам. В рейтинге QS в 2015 году СПбГУ удалось перейти из группы 151–200 в группу 101–150. В 2016 г. по QS СПбГУ также в группе 101-150. Вроде бы не так уж плохо. Кстати, НГУ в той же группе по математике. Может быть и в НГУ все не так плохо?
Еще можно вспомнить, что студенты матмеха - чемпионы мира по программированию.
А вот что дальше будет - непонятно.
0 / 0
Рейтинг фактически не оценивает текущую подготовку студентов

Разница даже с уровнем подготовки студентов десятилетней давности видна всем, кто достаточно давно преподаёт. Рассуждение о том, что поскольку всюду стало хуже, то и предпринимать ничего не надо весьма популярно у университетского начальства. Честно говоря, очень надеюсь, что в СПбГУ сумеют изменить тенденцию к деградации математического образования. И станет возможно указывать начальству  на положительный пример. 

0 / 0
Вы правы насчет "Титаника",

Вы правы насчет "Титаника", но вы путаете причину и следствие. Не матмех тонет из-за нового бакалавриата, а новый бакалавриат появился потому, что матмех (математическая часть) тонет и надо спасать хоть что-то.

Давайте вспомним, что прием на математику снижался все последние годы. Я уже подзабыл точные числа, но по-моему в 2014 он упал до 25 (или 20?), а на 2015 планировалось дальнейшее уменьшение (до 15?) - причем еще до того, как появились планы насчет нового бакалавриата. Как 45 мест могли отобраться от специалитета, если там столько не было уже давно? Или места отрезали и от механики? Если так, то я сочувствую Г.А. и матмеху в целом, но сильно сомневаюсь, что причина именно в новом бакалавриате.

Лично меня ситуация на матмехе (по части математики) удручала давно. Это и количество студентов, и их качество, и само исчезновение специальности "Математика" со всеми вытекающими. Да и уровень преподавания, откровенно говоря, падал. Но вот эти то ли 25, то ли 20 мест - это был порог, после которого я перестал спрашивать "Что будет с матмехом?" и стал думать "Что же будет с математикой?" А для новой программы это был переход от разговоров "А хорошо бы, если бы..." к "Срочно бежим что-нибудь делать, завтра будет поздно".

 

0 / 0
И Вы правы. Но в чем?

Я не говорил, что матмех тонет из-за нового бакалавриата. Ведь не матмех и не программа определяет цифры приема. Цифры определяет ректорат. Да, они постоянно снижаются, несмотря на успехи или провалы на матмехе. Попробуйте Вы ответить, почему?

Но я ведь начал не с глубинных вещей, а с голосования по доцентским позициям на Ученом совете матмеха 12 мая, которое Вы называете неожиданным и странным. Что ж тут странного? Людей поставили перед необходимостью голосовать за смертный приговор родному факультету, за раскол. Это не просто глупо, это оскорбительно для пожилых, уважаемых людей, отдавших факультету всю свою жизнь. Конечно, они выбрали не тех, кого не знали, а тех, кого знали, выразив таким образом свое мнение и свой протест. Докторов наук выбрали, между прочим.

Я был на этом заседании УС матмеха , хоть я и не член УС. Знакомился с рекомендациями Совета новой программы. Вот как Вы относитесь к тому, что на 8 позиций (4 профессорские и 4 доцентские) Совет рекомендовал 4-х членов Совета?

То, что мы тут обсуждаем - это только вершина того айсберга, который протаранил "Титаник". А в снижении качества студентов даже ректораты не виноваты. Есть ли вуз, который может похвастаться, что у него качество абитуриентов за последние годы выросло? 

0 / 1
По приему: цифры определяет

По приему: цифры определяет не ректорат, а министерство. Университет имеет на это влияние (может выпрашивать или торговаться), но число приходит сверху. На моей памяти было так, что уже, казалось бы, согласованное число внезапно оказывалось меньше, потому что места перераспределили в пользу другого вуза.

Почему оно уменьшалось, а не увеличивалось? Полного ответа у меня нет, но одна из причин - низкий уровень абитуриентов. В министерских регламентах есть некая формула, на которую они ориентируются при определении цифр на следующий год. Одно из слагаемых в этой формуле - средний балл ЕГЭ у поступивших в прошлые годы. А с этим у матмеха было плохо.

В качестве студентов ректорат, наверно, не виноват, а вот вина деканата есть. Приемной кампанией на матмех кто занимается? Что-нибудь делалось для того, чтобы повысить привлекательность матмеха среди математически одаренных школьников? Даже такая мелочь, как рекламные бумажки на городской олимпиаде по математике - от кого только их не было, вплоть до одной фирмы-изготовителя сотовых телефонов. Но не от матмеха (формально, одного из организаторов олимпиады!) Я в этом году преподавал и на 2-м курсе, и на новом бакалавриате. Разница в уровне заметна невооруженным глазом, и это результат большой работы по привлечению абитуриентов. Все-таки можно на это влиять, оказыватся.

Насчет голосования УС. Оно было неожиданное, потому что никаких предварительных намеков или сигналов не было. Все готовилось в тайне. Вы ведь не будете утверждать, что УС матмеха (где чистые математики в меньшинстве) прямо на заседании рассмотрел все 23 кандидатуры и выбрал из них? Мне кажется очевидным, что они были выбраны заранее. Кто выбирал этих кандидатов и из каких соображений? Почему возможность выдвинуть "своих" была у кафедры параллельных алгоритмов (на чистую математику!), но не у кафедр алгебры и анализа?

Почему оно странное - а разве нет? Конкурс был "для обеспечения нужд образовательной программы". Какое отношение к нуждам программы имеет выбор УС мамеха? Кто-нибудь вообще поинтересовался, в чем эти нужды состоят? Основные дисциплины на младших курсах - алгебра, анализ, геометрия, по ним преподаватели и нужны в первую очередь. А какая специализация у людей, выбранных УС на математику? Двое по динамическим системам и один по прикладной математике. Это разве не странный выбор?

Насчет того, что из восьми кандидатур совета программы было 4 из самого совета. Я вас заверяю, что в процедуре выбора своих кандидатур они не участвовали. Это делалось в рабочих группах, состоящих из других членов совета и внешних экспертов (из Москвы). Посмотрите на это по-другому. Из восьми рекомендованных -четверо с матмеха и четверо извне. По моему, это очень хорошо. Те, которые с матмеха - самые квалифицированные математики, уж из числа подававших точно. И в совете они оказались по тем же причинам - они самые квалифицированные и при этом заинтересованные. Так что совпадение естественно. Я бы не сказал, что оно меня очень радует, но список подавших на конкурс - такой, какой он есть. А Вы бы кого выбрали?

1 / 0
Площадка ОНР принесла пользу
Сергей Владимирович,
я затрудняюсь определить, кто больше виноват в кривых цифрах приема:  деканат, ректорат или министерство. Я вижу, что каждый год перед приемной кампанией на заседании УС деканат призывает заведующих кафедрами активнее в ней участвовать, а после приема сетует, что опять никто не участвовал. 
 
История с этим конкурсом говорит, что даже хорошая идея может быть реализована бестолково.
Я знаю, что за два месяца, на мартовском УС, декан сообщил об этом конкурсе и призвал всех в нем участвовать, поскольку он открытый. На УС были заведующие кафедрами и алгебры и анализа и других.
Я знаю, что за неделю до заседания, 5 мая членам УС был разослан список всех подавших на конкурс с их данными и список рекомендаций Совета программы "Математика", подписанный С.К.Смирновым. Не понимаю, почему на УС 12 мая никто из Совета программы не выступил.
Перед любыми выборами те, кто заинтересован в их результатах, проводят подготовительную работу с голосующими. Здесь этого не было, и потому их провал закономерен.
Да и вообще, не понимаю, почему все было организовано именно так. У нас на  отделении прикладной математики первый же год работы с магистрантами показал, что в условиях, когда большая часть аудитории - люди из других городов и специальностей, поднять уровень студентов выше бакалаврского невозможно. В других вузах с этим уже как-то смирились. Но для математиков бакалавриат и трехуровневое образование - провал. Нужен специалитет, а не бакалавриат.
 
Мне кажется, площадка ОНР принесла пользу для прояснения позиций сторон, но от нас с Вами мало что зависит и дальнейшая открытая дискуссия ничего  не изменит. Чтобы что-то реально изменить, надо высоким сторонам сесть за стол переговоров. Сейчас, конечно, доверие сторон утеряно, но ведь даже с Турцией, оказывается, можно помириться.
Все-таки мы все заинтересованы в том, чтобы в наших универах  сильных студентов учили сильные преподаватели. А для этого преподавателей нельзя мучать и обижать.
 
0 / 0
Я все же уточню пару деталей

Люди с кафедр в конкурсе участвовали, и кое-кто из них был избран (по профессорскому конкурсу). Проблема в другом - от некоторых кафедр поступили рекомендации по кандидатурам. И таких кафедр оказалось ровно четыре - столько же, сколько позиций. Я в такие случаные совпадения не верю и предполагаю, что четырем кафедрам было предложено внести свои рекомендации, а другим нет. И вот к этому моменту и относится мое недоумение, почему это не алгебра и не анализ.

Почему никто из совета не выступил? На большом УС по вопросу профессоров Кисляков выступал. А вот на УС матмеха его не пригласили. Да и вряд ли это могло что-то изменить, учитывая "протестное голосование", поддержанное и направленное (как я думаю) деканатом. К тому же как минимум один член совета программы - сам декан - наверняка там был. Он как-нибудь комментировал рекомендации совета?

Бакалавриат или специалитет - тут есть разные мнения, и лично мне тоже больше нравится специалитет. Один плюс бакалавриата такой: студенты разные. Кому-то из них нужно просто базовое математическое образование, которое много где пригодится. А кто-то действительно хочет и может стать профессиональным математиком. При системе 4+2 можно вовремя выпустить первых и не вымучивать из них дипломную работу профессионального уровня. Но и минусы, конечно, есть.

 

0 / 0
ссылка на протокол заседания УС

http://www.math.spbu.ru/ru/mmeh/USovet/otchet/may16.pdf

Голосование по всем кандидатурам 0-20 либо,наоборот, 20-0, говорит о заранее согласованном решении голосовать против рекомендаций совета программы "Математика". 

2 / 0
Требуем выборности ректоров всех без исключения университетов!

Вы хотите уточнить, обсуждали ли члены УС с председателем УС, за кого голосовать? Не сомневаюсь, что обсуждали. Об этом говорят и результаты голосования, как заметил В.Н.Потапов. А как им еще узнать, как сделать лучше для факультета перед лицом опасности? Кстати, судя по протоколу голосования Совета программы, Леонов в нем не участвовал. Лично я тоже сомневаюсь, что создание такой программы - благо для факультета. Ресурсы на нее отрезаются от факультетских. Лучше, если бы Леонов и Смирнов действовали сообща. Но раз уж так вышло, естественно продвигать на новые позиции своих людей. Я тоже рекомендовал подавать на доцента своему бывшему постдоку Шалымову. И был бы рад, если бы его выбрали. Про то, что некоторые заручились поддержками кафедр, узнал во время голосования. Посетовал, что сам не догадался организовать такую поддержку своему кандидату. Хочу еще заметить, что нынешние коллизии похожи на то, как отщеплялся от матмеха факультет прикладной математики году так в 1969-м. Я был еще студентом, но слышал, что и тогда УС матмеха выступал против. Активно возражали О.А.Ладыженская и, кажется, Д.К.Фаддеев. Но все было продавлено по партийной линии.

Думается, что сейчас лучше всего оставить Макарова и Тихомирова в покое, заключив контракты на условиях, которые их устраивают, без давления. А вот обещаниям кадровика, который говорит: Вы подпишите, а потом мы Вам сделаем ставку - верить нельзя. Это приемы наперсточников.

Сотрудникам СПбГУ полезно перечитать Открытое письмо КОМКОН руководству СПбГУ по поводу январских приказов. Руководство в лице В.В.Еремеева обещало (и в разъяснениях на сайте СПбГУ и в разговоре с физиками), что пункт в приказах об изменении срока контракта и других его условий после конкурса будет применяться только по желанию работника. Но не успели на сайте  просохнуть чернила, как обещания забылись.

И еще хочется напомнить фразу из резолюции Общего собрания ОНР: Требуем выборности ректоров всех быз исключения университетов!

0 / 0
На данный момент

Контракт с Тихомировым заключен, насколько я знаю. Мы будем рады с ним работать, и он был в нашем списке с формулировкой "если не удастся заключить контракт с вышеназванными, то рекомендуем его". Более того, он был там, а не выше, только из соображений баланса специальностей. Так что тут вопросов нет.

Макаров для нужд программы не подходит никак. Нет ни одной функции, которую он мог бы там исполнять. Тут я счел бы приемлемым выходом краткосрочный контракт с нулевой преподавательской нагрузкой (или пусть преподает на своей кафедре) и серьезными обязательствами по научной работе. В худшем случае он не напишет статей и уйдет с пятном на репутации, но зато со сбережениями. В данном случае (повторяю - только в данном!) я не вижу в этом ущемления прав.

Главное негативное последствие голосования УС матмеха - то, что в следующем году такого конкурса не будет. Или каким-нибудь бюрократическим вывертом факультет будет исключен из процесса принятия решений.

 

0 / 0
Сергей Владимирович,

По поводу Макарова и краткосрочного контракта с нулевой нагрузкой и серьезными обязательствами по научной работе. Если он не подходит и не будет работать по программе, но при этом получать оплату, выделенную по программе, это ведь будет НЕ целевое расходование финансирования программы. А какого ему будет в таком случае? Преподавать он не будет, а деньги получать будет, причем немалые. А если у него не получится со статьями, то деньги на ветер? Где он будет статьи готовить, сидя на кафедре или дома? Если дома, то и на работу еще и ходить не будет, а деньги получать. Как на него другие смотреть будут, те, кто много работает и мало получает? И что с ним потом будет? Уйдет со сбережениями? Надолго ли сбережений хватит, куда он пойдет и как будет жить дальше? Он ведь достаточно молодой человек (1983 г. рождения).

Почему вы считаете, что " в следующем году такого конкурса не будет"? По-видимому надо настаивать, чтобы был и с такими условиями, чтобы нормально работала  программа. Продумывайте условия и настаивайте, зачем заранее говорить, что не получится? А иначе какой смысл такие большие деньги тратить при окружающей нищите.

0 / 0
Да, это не лучший вариант

Другой вариант - отказаться и продолжать работать по старому контракту. Этого, собственно, и хочет администрация. Это может быть предпочтительнее по упомянутым вами причинам, и уж явно лучше с точки зрения здравого смысла. Но может быть, и нет, это уже от человека зависит, что лично ему лучше.

Зарплата не принципиально отличается от зарплаты профессора с надбавками за хорошие публикации. От базавого оклада она отличается очень существенно. По крайней мере так мне рассказывали.

На этот конкурс и в этом году еле-еле удалось уговорить начальство, а в следующем году, учитывая нынешний конфуз, это нереально.

 

0 / 0
УС матмех

Объявленный конкурс не содержал указаний на конкретные предметы, которые надо преподавать. Указания были лишь на зарплату и  количество статей, которые в случае Макарова были в наличии. Тем более, что он даже доктор наук, который претендует на позицию доцента (в отличие от PhD, рекомендованного Советом образовательной программы на должность профессора).

Хотелось бы также вспоминть, что хороший преподватель, особенно на начальных курсах, и успешный научный работник - это совсем не одно и тоже. Конкурс с отдельными зарплатами кажется оскорбительным для всех сотрудников СПбГУ, не только для матмеха. Почему на одно напрвление должно тратиться по 15 миллионов  в год? Чем хуже химики? Филологи? Способствует ли такие "особые" зарплаты укреплению СПбГУ? Создают ли такие разные возможности основу для междисциплинарных исследований?

И это происходит в то время, когда в СПбГУ не хватает средств для финансирования органиации собственных конференций и научных школ; вместо 20 миллионов было выделено всего 4 миллиона на вторую очередь Мероприятия 5 (поездки сотрудников и студентов СПбГУ на конференции).

Многих беспокоит вопрос, почему одно единственное направление постоянно требует себе особых условий - помещений в городе, особые зарплаты и пр.? На это направление поступило всего 45 студентов, из которых за год "уцелели" только 2/3.

0 / 0
За счёт чего финансируется бакалавриат по математике?
2 / 0
За счет всех остальных
0 / 0
Это не ответ

Ясно, что финансирование науки и образования происходит за счёт работающих на производстве. Уточняю: финансирование из средств министерства, университета или факультета?

1 / 0
У факультетов нет отдельного

У факультетов нет отдельного финансирования. Министерство выделяет деньги СПбГУ. Оплата труда преподавателей бакалавриата по математике будет производиться из фонда заработной платы СПбГУ, который един для всех в СПбГУ.

0 / 0
Александр Львович,

Конечно выборность должна быть. Но в данном случае проблемы не только в НЕвыборности ректора. Если представить, что ректор стал выборным,  при таких внутренних разногласиях в СПбГУ, смогут ли прийти сотрудники СПбГУ к согласию по кандидатуре ректора? Ощущение, что нет. А значит даже выбранным ректором будут НЕ довольны, по крайней мере часть сотрудников.

А проблемы и разногласия в СПбГУ точно такие же как и везде. И все это обсуждалось (неоднократно) как на scientific, так и здесь на ОНР. Мы сами (научное сообщество в целом) не можем прийти к согласию. Тем не менее надо продолжать попытки. А для этого необходимо продолжение обсуждения, причем стараться делать в цивизованном виде: выслушавая и пытаясь понять друг друга.

По поводу голосования по Макарову, остается непонятным почему УС голосовал именно за него, зная, что Совет программы рекомендовал другие кандидатуры? Если просто "в пику" Совету, то это выглядит не этично (мягко говоря), в первую очередь по отношению к самому Макарову. Поскольку его по сути навязывают Совету и коллективу, работающему по  программе бакалавриата. Очевидно, что нельзя выражать несогласие с программой (или еще с чем-либо) с помощью навязывания "своего" человека и подставляя его тем самым. Если он свой и его знают, то он хорош и подходит для своего - конкретного направления и коллектива. И совсем не обязательно, что даже самый расталантливый подойдет для другого коллектива (бывает ведь, что люди просто не срабатываются в силу  характеров и пр.). Я вот не представляю как бы я могла за что-то отвечать, если бы мне в команду стали кого-то навязывать. Может работа просто не пойти и все. И вместо работы, в лучшем случае, придется делать работу за человека, которого навязали. А в худшем делать работу за него + конфликты, работу тормозящие.

Насчет "перед лицом опасности", а что проголосовав в пику Совету, удалось отвести эту опасность? Каким образом?

0 / 0
А.Л. Фрадкову по голосованию УС и приказу

Александр Львович, в открытом письме А.А. Макарова, приведенном вами (в начале ветки) говорится, что на УС 12 мая 2016 Г.А.Леонов сообщил, что для преподавания на бакалавриате "Математика" поданы заявления 23 кандидатов. И далее, что кафедра параллельных алгоритмов рекомендовала на должность доцента Макарова А.А. При этом согласно Приказу №1271/1, п.7.1. , предварительная оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом программы. 

В приведенном вами письме (часть по заседанию УС) ничего не говорится о представлении кандидатур, рекомендованных Советом программы (согласно Приказу).  Возникает ощущение, что УС во главе с Леоновым Г.А. проигнорировал п.7 данного приказа о конкурсе. В результате  голосование по кандидатуре  А.А.Макарова было проведено не легитимно (не правомерно), поскольку его кандидатура не была рекомендована Советом программы (п.7 Приказа). Если голосование было неправомерным, то и нет легитимного победителя, А.А. Макаров не является легитимным победителем. Чтобы выбрать такого победителя, очевидно, что необходимо проводить голосование УС еще раз по  кандидатурам, рекомендованных Советом программы (согласно п.7 Приказа). Вследствие не легитимности выбора победителя, контракт с ним, очевидно, заключен быть не может, тем более "на условиях, которые его устраивают".

По поводу не согласия с данным приказом http://spbu.ru/images/orders/2016/1271_1.pdf

В п.9 указывается куда обращаться за разъяснениями, в п.10 куда обращаться с предложениями по изменению и/или дополнению. Были ли такие обращения?

На основании каких документов (нормативных актов) был издан приказ №1271/1, кто и каким образом определяет образовательные программы СПбГУ, конкурсную документаццию и их финансирование? В частности программу бакалавриата "Математика"?  

2 / 0
По форме - верно, а по сути - издевательство(с)

Елена Николаевна, опять Вы задаете столько вопросов, что и сотне участников форума на них не ответить. Все вопросы по приказам и нормативным актам - к ректорату. Приказов у нас столько, что в них простому профессору не разобраться.

Насчет нелегитимности голосования - не согласен. По каким-то локальным актам, да и по приказу №1271/1 выборы доцентов проводятся на УС факультетов. У УС есть свои регламенты и своя кадровая комиссия. И каждый может на заседании выступить. А главное, - если бы УС штамповал рекомендации кадровых комиссий или другие рекомендации, то зачем он был бы нужен? УС должен, учитывая рекомендации всяческих Советов и комиссий, принять свое решение.  В том-то и дело, что сама процедура выборов в данном случае была противоречива. Совет факультета должен учесть рекомендации Совета программы, но не обязан им слепо следовать. Если бы принятое решение было нелегитимным, не стали бы потом обрабатывать избранных УС кандидатов, чтобы они сами отказывались.

Причина коллизии - не в нарушении формы, а в издевательской сути конкурса. Хорошо бы все участники дискуссии это прочувствовали. Я еще вернусь.

3 / 1
А зачем нужен Совет программы?

 А главное, - если бы УС штамповал рекомендации кадровых комиссий или другие рекомендации, то зачем он был бы нужен?

Очевидно, что лидеры конкретной, особенно новой, программы лучше всех понимают в чем программа состоит, для чего она нужна и какие люди для этой программы больше подходят (это их экспертная функция). Экспертиза Совета программы может включать в себя даже такие вещи, как психологическая совместимость членов коллектива. На мой взгляд к рассмотрению УС должны приниматься лишь кандидатуры, одобренные Советом программы, раз уж сам Совет программы был создан (иначе, встречный вопрос: зачем нужен Совет программы, клоунами поработать?). УС может иметь свое глобальное видение, отличное от видения Совета программы, но роль УС в случае рекрутинга на подобную новую программу, которая вводится не факультетом (!!!), а фактически ректоратом (насколько я понял), может быть только блокирующей (не принять кандидатуры, рекомендованные Советом программы), но ни в коем случае не "креативной" (принять кандидатуры, даже не рассмотренные Советом программы).

Причина коллизии - не в нарушении формы, а в издевательской сути конкурса. 

В чем же издевательская суть конкурса? Если Вы имеете ввиду, что в данной программе предлагаются существенно большие, чем в "стандартных" программах зарплаты, то это вроде бы нормально, от победителей требуют и существенно более серьезных достижений. Насколько я помню ОНР именно за такой "неуравнительный подход" и выступает. Ошибаюсь? То, что поддержка "лучших", при фактически уменьшающемся финансировании, приведет к сокращению "худших", развалу целого ряда направлений и "скукоживанию науки" было и так очевидно (денег для "лучших" можно взять лишь от "худших"), тут многие об этом говорили, и я в том числе.  

Если под "издевательской сутью" Вы подразумеваете невыполнимые условия, предложенные Макарову, то это лишь следствие того, что мнение Совета программы не просто проигнорировали, а вообще сделали с точностью до наоборот. При этом за результаты программы УС факультета отвечать не будет, вся ответственность остается на Совете программы. Я бы на их месте серьезно задумался о том, чтобы программу вообще прикрыть при таком внутреннем конфликте. Хотя, конечно, они уже взяли на себя ответственность и вряд ли отступят. Значит конфликт будет продолжаться, дело все-равно делать нужно. 

2 / 1
Александр Львович,

По поводу "Все вопросы по приказам и нормативным актам - кректорату. Приказов у нас столько, что в них простому профессору не разобраться".

Квалификационный справочник (Приложение к приказу N 1н): http://spbu.ru/files/upload/Structure/administration/uprav/eks.pdf

От ассистента до профессора: "Должен знать: законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации по вопросам высшего профессионального образования; локальные нормативные акты образовательного учреждения; государственные образовательные стандарты по соответствующим программам высшего профессионального образования;..."

В приказе №1271/1 речь идет о программе бакалавриата "Математика" и только о ней (в самом верфу это написано). В п.7.1 также четко написано, что предварительная оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом программы. Про другие варианты ничего не сказано. Документ только о бакалавриате "Математика", у этой программы есть Совет программы. Отдельно прописано, что именно Совет рассматривает кандидатуры и выбирает кого рекомендовать. Написано также, что при рассмотрении Советом учитываются: публикации по специализации, а также способность преподавать на английском языке.

Для этого и нужен Совет, который должен состоять из специалистов, способных оценить публикации именно по специализации. Тем более оценить способность преподавать на английском языке конкретные предметы. Давайте откровенно, сколько человек из Ученого Совета имеет опыт преподавания на английском языке? И сколько из них имеет опыт, чтобы оценить способность преподавания на англ конкретных предметов?

Многи ли преподавателей знаете лично вы, имеющих опыт и способных преподавать на английском? Я лично почти никого (за редким исключением, причем по большей части с их слов, сама их лекций на англ не имела возможности слышать).

Таким образом, возникает вопрос читали ли (и насколько внимательно)  сам приказ члены Ученого Совета и кандидат А.А. Макаров? Говорить о том, что типа они "не обязаны" не проходит, поскольку это их квалификационные требования "Должен знать" (см выше). Значит остается вариант проигнорировали. На основе чего? Просто так "хочу" по принципу "тети Моти"?  Но это же не тетя Мотя, а профессора СПбГУ!

Непонятна позиция самого А.А. Макарова, он же должен был знать этот приказ по бакаоавриату, в письме он его цитирует. С ним разговаривала администратор лаб. им. Чебышева М. Россомахина, потом получил от нее письмо из которого следовало, что среди рекомендованных Советом программы его имени нет. Т.е. он знал, что его НЕ рекомендовал Совет программы. И его это не сподвигло попробовать разобраться в сложившейся ситуации, перечитать приказ, в котором прописан порядок конкурсного отбора и пр.?

Если Макаров читал приказ, где написано о способности преподавания на английском языке, то непонятно его удивление по этому поводу в разговоре с Морозовым. А также  вопрос Макарова "способны ли студенты воспринимать курсы на английском языке?".

А.А. Макаров - достаточно молодой человек, жизненного опыта у него мало, но также непонятна позиция председателя УС Г.А. Леонова и всего УС в целом (в частности 19 проголосовавших за Макарова). Почему такое кол-во проголосовало именно за Макарова, потому что он доктор наук (молодой доктор)? И не важно, что Совет программы в список рекомендуемых его не включил. Это выглядит как навязывание с использованием полномочий УС утверждать кандидатуры, рекомендованные Советом программы согласно приказу по этой программе. 

Совет факультета не слепо должен следовать чему-либо, а действовать на основании документов, регламентирующих конкурсы, в данном случае регламенту приказа. Ну здравый смыс должен же быть. Если есть программа, то и люди подбираются в соответствие с требованиями программы, а не кто что хочет и может продавить. Это же может быть издевательство над студентами, если нет согласия между лектором и семинаристом, который ведет "практические занятия". Студенты ведь могут пострадать, если преподаватель дает одно, а семинарист другое. На экзамене выяснится, что студентам чего-то просто не давали и будут двойки. Нафига так делать?

В чем "издевательская суть конкурса"? Если убрать (не рассматривать) высокие зарплаты по этой программе, что по-вашему было сделано не правильно? Это ситуация общая и может повторяться в других местах, поэтому важно понять что было сделано не так.

 

0 / 0
Что делается на матмехе для привлечения одаренных школьников

1. Что делается на матмехе для привлечения одаренных школьников:

1) преподаватели матмеха ведут кружки на базе физмат школ

2) мы проводим олимпиаду СПбГУ по математике

3) я лично (как ответственный за профориентационную работу на матмехе) ежегодно по нескольку раз бываю в физмат школах и рассказываю про наши направления подготовки, включая бакалавриат по математике

4) ежегодно проводится летняя практика для учащихся физмат школ, в которой участвуют около 20 преподавателей матмеха

0 / 0
Про распределение мест для приема

Количество мест на группу направлений подготвки по каждому уровню определяет министерство. Например, 01 - математика и механика, 02 - компьютерные и информационные науки. Ректорат, во-первых, подает заявку на группу направлений, во-вторых, распределяет места внутри группы. При распределение мест внутри группы конкурсная ситуация не учитывается, т.к. при минимальном конкурсе на всем матмехе у бакалавриата по математике (212 баллов проходной) им не уменьшли количество мест, а прикладной математике с проходным баллом 242 места сократили на 20%

0 / 0
Про уровень студентов

Наличие среди студентов бакалавриата по математике одаренных школьников из СПб определяется, в основном, наличием городской площадки, которая раньше поровну распределялась для "городских" дней для всех направлений подготовки. Если бы занятия на МатОбесе проводились в городе, то именно туда пошли бы 80% сильных школьников из СПб, подавших в этом году заявление на бакалавриат по математике.

Преподватели бакалавриата по математике проводят агресссивную рекламную компанию, рассказывая, что лишь бакалавриат по математике является уникальной программмой в отличие от всего остального, происходящего на матмехе, не гнушаясь никакими средствами. Лишь несколько примеров:

Например, высказывание Вавилова на дне открытых дверей: "Преподаватели этого направления подготовки пишут учебники, а на остальных направлениях преподают по готовым учебникам".

В 239 школе на дне встречи с вузами для СПбГУ был выделен один класс в двумя дверями, одна из которых была закрыта на замок. Так вот табличку в надписью "Матмех" заранее пришедшие представители бакалавриата повесити в нижней части закрытой двери, а название "Бакалаврит по математике Смирнова" был вывешен на открытой двери. Когда я попыталась перевесить надпись с матмехом на открытую дверь, то Юрий Белов просто отпихивал меня плечом, чтобы я не могла этого сделать.

При этом на собственный буклет представители бакалавриата по математике вывесили фотографию победителей олимпиады по программированию, к которым этот бакалавриат не имеет ни малейшего отношения.

0 / 0
Елена Георгиевна,

В этой ситауции очень жаль в первую очередь студентов. Студенческое время одно из самых лучших в жизни (если не самое). А студенты придут в такую вот атмосферу распрей, какого им будет? И чему они смогут научиться в такой атмосфере, какое представление об уровне общения и взаимоотношений получат?

Ну и то, что у вас произошло в школе на дне встречи с ВУЗами, это скорее антиреклама: когда сами преподаватели толкаются и выясняют отношения, кто захочет поступать учиться в таком случае? Может быть все-таки стоит попробовать прийти к взаимопониманию? Хотя, безусловно, при такой разнице в оплате (на порядок) крайне трудно. Это как принц и нищий, сытый голодного не разумеет.

Насчет "чистой" математики (не прикладной), это область науки вообще малопонятна (если вообще понятна) окружающим. Кто и как ее популяризует (в нормальном научном смысле, а не вульгаризаторском)? Куда потом идти выпускникам работать? В научные институты? Там нет ставок и зарплаты мизерные.

Из моих знакомых, закончивших ММФ НГУ (это большой факультет) я что-то не могу припомнить, чтобы кто-то работал собственно по специальности (часть получили второе высшее). Сейчас набор на ММФ (согласно сайту НГУ) - 215 бюджетных мест. Сколько из них на собственно "математику" не указано.

0 / 0
Сергей Владимирович!

Сергей Владимирович!

Я знаю большинство членов Совета Программы, в том числе Вас и, конечно, Стаса, как безусловно порядочных и умных людей. Про остальных, кого знаю хуже, не могу сказать ничего плохого.

Мне не всё равно, что происходит на матмехе, где я работал 15 лет и в Лаборатории, где я работал 2 года. Поэтому простите мой резкий тон. Конфликтов с уважаемыми людьми я уже не боюсь, я нашёл работу в другом месте. Вопросы, разумеется, не только к Вам лично, но и ко всему Совету.

____________________________________________
 

Неужели Вы думаете, что восемь человек, которые берутся на "суперпозиции" могут обеспечить всю программу бакалавриата с учетом всей горловой нагрузки и руководства курсовыми? По примерным прикидкам требуется втрое больше. То есть так или иначе придется задействовать рядовых сотрудников матмеха. Но ведь трудно ожидать от "чёрной кости" той же отдачи... Да и понимания тоже. Почему, мол Вася-супердоцент делает то же, что и я, только за вчетверо бОльшие деньги? То есть получится, что какие-то курсы будут прочитаны очень хорошо, а какие-то  "как обычно"? И что?

Либо нужно где-то достать денег на 25 "суперпозиций". Такие планы есть?

Дальше, Вы понимаете, что кафедры "старого" матмеха, лишаемые спецкурсов, будут испытывать аллергию по отношению к бакалавриату? По сути сейчас придётся резко сокращать штат кафедр, так как нагрузка уменьшится раза в полтора. В какой-то форме противодействие должно было вылезти. Да, я лично не ожидал прямого саботажа, иначе не лез бы, но вы-то умнее!

Ну и, наконец, Вы понимаете, в каком идиотском положении оказались те, кого провел УС, в особенности Макаров (и наши кафедры)? Да, Антон Макаров (и я тоже), конечно, худшая кандидатура, чем ребята, которые были утверждены Советом Программы. 

Да, он не догадался, что его подставили, и не соскочил вовремя. Но теперь мало того, что ему придётся жёстко  ответить за свои слова (по большому счёту, неправые). Беда в том, что и у вас в вашем большом и хорошем деле, за которое я переживаю, теперь будут, скажем так, непонимания. Потому что "не по закону, а по справедливости" - оно не всегда лучше.  

____________________________________________

Я всё равно на вашей стороне, но мне обидно, что оно так... 

1 / 0
Попробую ответить,

но прошу иметь в виду, что здесь я пишу за себя, а не за совет программы.

Да, были планы проводить такие конкурсы и дальше, теперь не знаю, что с ними будет. Но 25 позиций - это не ближайшая перспектива. Если столько и будет, то не скоро. Последнее слово тут за администрацией - без денег они, естественно, открывать позиции не будут. Но что-то мне подсказывает, что в масштабах университета это не астрономические расходы. Конечно, два года назад финансовые перспективы выглядели более радужно, но и сейчас паники вроде нет.

Лишняя нагрузка закрывается на почасовой основе - как правило, преподавателями матмеха на основе дополнительных соглашений. Я, например, именно так и преподавал на этом потоке. Деньги за почасовку там тоже побольше, чем обычные. Препятствий к научному руководству студентами я не вижу, спецкурсов тоже хочется иметь как можно больше разных. То, что студенты не приписаны к кафедрам (как крепостные) и не ограничены в выборе спецкурсов тематикой одной кафедры - это только плюс.

Проблемы кафедр были бы теми же самыми и без бакалавриата. Я уже писал, что бакалавриат был организован тогда, когда набор на чистую математику устремился к числу 15. Уже в предыдущий год, когда бакалавриата еще не было, набирали всего две группы, не больше 25 человек. А сейчас набор на математику - 55 студентов (45 бакалавриат и 10 специалитет). Перспектива сокращений или дальнейшего обнищания была в любом случае. Разница в том, что есть возможность "сокращать" тех, кто идет преподавать на бакалавриат. Социальные проблемы это теоретически должно облегчать, а не усугублять.

По поводу разделения "черных" и "белых". Я про это знаю только с чужих слов, но вроде как зарплата активного ученого со всеми надбавками в СПбГУ вполне сопоставима с так взволновавшими общественность цифрами из конкурса. Пусть официальные цифры окладов вас не обманывают. Тут предлагали смотреть другие объявления, я тогда посмотрел одно (для химфака). Там были слова про 2 статьи, базовый оклад 40 с чем-то тысяч и уточнение про "среднюю зарплату" 80 с чем-то тысяч. Наверно, столько и будут платить, если будешь писать по 2 статьи и хорошо себя вести.

Такое различие оклада и зарплаты может быть удобно для бухгалтерии или еще кого-нибудь. Но оно делает университет непривлекательным вариантом для тех, кто ищет работу и имеет возможность выбора. А нам, по идее, такие люди и нужны, за которых надо конкурировать с заграницей. Поэтому и было такое условие: нормальную зарплату (по здешим меркам, конечно) - гарантировать, а не обещать на словах.

 

2 / 1
Со стороны и изнутри

Сергей Владимирович, извините, но только человек извне СПбГУ (со стороны) может принимать всерьез обозначаемую в объявлении о вакансии среднюю зарплату около 80 тысяч. Возможно, это зависит от специальности (а скорее, от наличия внешнего гранта и/или занимаемой административной позиции в придачу к основной преподавательской), но на моем факультете, на котором я работаю с 1996 года, реальна та зарплата, которая указана как гарантированная. Для подавляющего большинства, во всяком случае. Если бы это было не так - я лично не билась бы за повышающий коэффициент, больший единицы, в моем собственном контракте. Все проверено на собственном опыте: была административная позиция (зам.зав.кафедрой) - была и регулярная доплата (премия)  в 20 тысяч, что давало чуть более 60 тысяч в месяц. Ушла я с этой административной позиции - осталась голая зарплата профессора, прописанная в контракте (41384 на данный момент).

Так что давайте будем реалистами и оставим для новичков более симпатичную цифру в 80 тысяч, появляющуюся в объявлениях о вакансиях. И разница в 4 раза между оплатой труда профессора (доцента) на матмехе вообще и на вашей новой программе - это объективная реальность, а не обман зрения.

0 / 0
наверное дело не только в разнице в зарплате

А также и в том, что у преподавателей матмеха мало возможностей для других источников доходов. Например, на мехмате НГУ есть "международная магистратура" http://mmf.nsu.ru/en/education/int-masters Насколько мне известно платят там в несколько раз больше, чем на остальной части факультета. В отличие от бакалавриата в СПбГУ, эта магистратура по моему мнению вообще бессмысленное мероприятие: местные преподаватели преподают местным студентам на английском ( в этом году один иностранный преподаватель появился). Программа создана только для отчётногсти по программе 5-100. Никакого открытого конкурса для преподавателей не было, я даже о существовании этой программы узнал из рекламы для студентов. Однако, никакого ажиотажа на факультете существование этой программы не вызывает. Дело в том, что практически все преподаватели на мехмате НГУ являются совместителями и зарабатывают деньги не в университете. 

Возможно наиболее разумным способом для снижения напряжённости на матмехе было бы уменьшение преподавательской нагрузки и получение грантов на исследования (РНФ, президента для молодых докторов, РФФИ для молодых учёных и т.п.)

1 / 0
Не получится

таким образом (уменьшением преподавательской нагрузки и  грантами) радикально решить проблему. Во-первых (и в первую очередь) потому, что соотношение Х студентов на У преподавателей никто не отменял (каким бы ни было это соотношение в разных вузах). То есть если у вас сократилось количество студентов (соответственно, объем нагрузки на преподавателей), то придется уменьшать количество преподавателей. Набрали меньше на 1 курс - через пару лет аукнется именно таким образом.

Во-вторых не получится потому, что грантов на всех не хватит, это же понятно. То есть применительно к матмеху прогноз один: те, кто остался с сокращенным специалитетом, очень скоро будут сокращены сами - не мытьем, так катаньем. И дело, таким образом, даже не столько в деньгах, получаемых преподавателем. А в перспективах, весьма незавидных, как видно.

1 / 0
Спасибо за Ваш ответ!
3 / 0
Правильно сделали, что смогли уйти,

не все решаются на такой шаг. Хотя чаще всего, при таком переходе выигрывают, да плюс еще опыт.

Начальству надо давать понять, что мы не крепостные, а идти вседа есть куда.

Также и Макарову эти полгода надо потрать на поиск нового места работы, в том же ЛИТМО есть международная программа с университетом Амстердама по паралельному программированию. Раз его так подставили, но ему надо озаботиться о своей судьбе.

0 / 0
Комментарий к сказанному

Я лично в аналогичной ситуации снялся. Но не из-за давления, которого в моем случае не было, а потому, что считаю ситуацию контрпродуктивной для преподавания. По-моему, интересы студентов первичны. Впрочем, в таких случаях решение каждый принимает сам на свою совесть. Не могу судить об Антоне Макарове, как об ученом, но сложившаяся ситуация лично мне неприятна со всех сторон.

1 / 0
Перемудрили

Ситуация уже плохая и конечно всего этого можно было бы избежать. А теперь придется "ломать через колено".

На мой наивный взгляд представителям программы надо было придти на совет факультета и често поагитировать за тех кандидатов, которые им были нужны. В пригципе Ученый совет должен был бы пойти им навстречу.

А так все это выглядит следующим образом: публично на всю страну объявляются конкурсы, что означает, что у участию приглашаются все желающие. Пиар на всю страну. Я вот даже на минутку подумал, вот же, чем черт не шутит, может поучаствовать :) А далее все как всешда. Желающие участвуют в процедуре, выигрывают согласно действующим правилам, а потом их отправляют на... потому что хочется избрать правильных кандидатов. 

1 / 0
Перемудрили ли?

Мне так не кажется. Не перемудрили, а переоценили административный ресурс и, как это очень часто бывает, недооценили вполне естественное желание людей (докторов наук и профессоров) получать в месяц на должности доцента в этом финансовом оазисе столько, сколько на должности профессора (0,5 ставки) человек получит за 2,5 года (см. высказывание А.В. Морозова в тексте письма). Плюс обычное пренебрежение "работодателя" к "работнику" (если сильнее - обычное хамство барина по отношению к холопу).

А вообще - диву даешься, как можно было не просчитать заранее эту коллизию и не подумать, как из нее выходить, не теряя лица? Просто управленческая глупость.

Но в том, что в нанесении репутационного ущерба университету будет обвинен именно Макаров, а не севшие в лужу организаторы конкурсной процедуры на эти три ставки, я не сомневаюсь ни секунды.

0 / 0
Вот именно

А вообще - диву даешься, как можно было не просчитать заранее эту коллизию и не подумать, как из нее выходить, не теряя лица? Просто управленческая глупость.

Вот именно, казалось бы легко предвидеть. Но не подумали. Не успели, не захотели, процессы, в которые оказаось вовлечено много людей, вышли из-под контроля, ну и так далее. 

Я так же не сомневаюсь, что крайним окажется Макаров. Но тем не менее, все подобные скандалы портят репутацию университета. И гражданам можно было бы задуматься и об этом, но как всегда, "как клеветали, так нехай и клевещут".

0 / 0
Я член совета программы, о

Я член совета программы, о которой идет речь, и эту неприятную историю знаю с другой стороны. Если вкратце, то здесь результаты одного дефекта регламента хотят исправить с помощью другого. Первый - это то, что преподавателей "выбирают" совсем не те люди, которые занимаются программой. Второй - то, что существенные детали контракта (сроки, обязательства по научной работе и т.д.) определяются после конкурса, на переговорах с администрацией университета.

Эти процедуры могут как-то работать при наличии общего согласия. А при его отсутствии может получиться вот так. Здесь проявились трения между факультетом с одной стороны, и администрацией СПбГУ и организаторами новой программы - с другой стороны. Факультет принял неожиданное и странное решение, администрация пытается разрулить ситуацию как умеет. Отказать в приеме нельзя, поэтому предлагаются такие условия, чтобы кандидат сам отказался и конкурс не состоялся бы.

2 / 0
Из такого университета надо бежать

Вприпрыжку.

Похоже ректор-юрист решил заработать лавры великого творца и провести конкурс с условиями, которые можно потом менять. Вуз- отстой, раз профессура там терпит такого ректора.

Ну ладно, было бы в каком то заштатном городке. Ведь в Питере огромное число вузов, в том числе и по программе топ 5-100. Математики везде нужны. И зарплаты там другие. Тот,  кир первый перейдет, получит больше благ.

Вопрос в том, чего ждут? И студенты в топ5 хорошие, и математики и математика там нужна.

А в СПбГУ юрист-инноватор.

0 / 0
Назначаемый ректор

В СПбГУ (как в и МГУ) ректор назначается президентом РФ. Так что профессура (и сотрудники на других должностях) могут немногое - только проголосовать ногами, если найдут куда и в этом куда получат работу. Если нет - то только остается выходить на митинги и писать петиции к тому же президенту РФ, назначившему этого ректора (см. обсуждение петиции "Спасти СПбГУ" в другой ветке на этом сайте). Ну, или о забастовке задумываться (что вещь непопулярная, потому что всегда на первом месте соображение о студенте, который ни в чем не виноват).

Вот такая  ситуация.

Штрих к портрету: я сейчас как раз в процессе переговоров с управлением кадров СПбГУ о своем контракте. То есть, точнее, дополнительном соглашении к контракту 2009 года. Вот в нем было у работника (преподавателя) 4 обязанности. В истекшем 30 июня моем доп.соглашении, которое было составлено в декабре 2013 года, обязанностей работника было уже 26. А в предложенном мне на прошлой неделе таковых 43. При этом финансовая часть контракта как была в 2009 году, так и осталась: "голая" зарплата профессора, гарантированная государством, повышающий коэффициент - 1,000. Вот такие "эффективные" трудовые контракты (с эффективностью в одни ворота) сочиняют подчиненные юристы при ректоре-юристе, назначенном президентом РФ.

1 / 0
Способ выразить свое мнение всегда есть!

Например, почему бы не номинировать ректора СПбГУ на шнобелевскую премию. От имени ОНР, с формулировкой - за выдающийся вклад в юриспуденцию и конрактное право.

Это хороший информационный повод, а может и премию дадут.

А заодно будет интересно послушать комментарии о конкурсах, где заранее не определены обязанности работника.

1 / 0
Интересная идея!

Если ОНР сочтет возможным реализовать эту идею, я вне всякого сомнения буду ее поддерживать.

0 / 0
Это везде так

Везде, где возможны различия в нагрузке и зарплате, подъемные, особые условия и т.п., они определяются после конкурсов на индивидуальной основе. Вы когда-нибудь  наблюдали за приемом на работу или даже в аспирантуру в университетах, например, США? Человек посылает заявку, потом, может быть, с ним проводят собеседование, а потом он, может быть, получает оффер с деталями условий, которые ему предлагаются. И эти детали у всех разные, они зависят от того, насколько ценен данный человек для данной организации. Если человека эти детали не устраивают, он просто не принимает предложение и все. Или торгуется за его улучшение. Более того, нередко оффер из одного места используется как аргумент в торге за лучшие условия в другом. ("Или вы повышаете мне зарплату, или я ухожу вот туда - смотрите, что они мне предлагают.")

Если вы имеете в виду советский способ организации этого дела - когда неизменно оказыватся, что на конкурс подана ровно одна заявка и заранее известно, от кого, то тогда да - все решается заранее, а конкурс - это никакой не конкурс, а просто "так положено оформлять". Но формально свобода ставить условия есть всегда - просто сравните размеры текста любого объявления о конкурсе и появляющегося в итоге трудового соглашения.

В случае СПбГУ администрация не стесняется пользоваться своей свободой в этом деле, потому что бежать от них на самом деле некуда. По крайней мере, для большинства преподавателей. В других местах города еще хуже.

0 / 0
Когда некуда бежать...

Так в этом все и дело: сначала администрация не стесняется пользоваться тем, что альтернативы у преподавателей практически нет (как было правильно замечено, в СПб в других местах города только хуже), в силу этой своей свободы с каждым годом добавляет обязанностей работнику, нисколько не заботясь ни о реальной выполнимости своих требований ни о какой бы то ни было социальной защите для работника (в соотвествующем разделе контракта об этом ни слова). Ну а потом только наиболее бойкие (или отчаянные) пытаются противостоять, стараясь снять наиболее одиозные пункты из своих обязательств или выговорить хоть какую-нибудь лишнюю копейку в рамках контракта.

Так что с США, где, возможно, "всегда так", сравнивать не очень корректно. Здесь осмелившийся защищать себя (как тот же Макаров) всегда имеет в виду остаться на улице. Поэтому и желающих "бодаться" по поводу контрактов (допсоглашений) очень мало, о чем мне уже успел поведать В.В. Еремеев. Все по Высоцкому: "настоящих буйных мало", поскольку обычно превалирует инстинкт самосохранения.

2 / 0
Все не совсем так

 Вы когда-нибудь  наблюдали за приемом на работу или даже в аспирантуру в университетах, например, США? Человек посылает заявку, потом, может быть, с ним проводят собеседование, а потом он, может быть, получает оффер с деталями условий, которые ему предлагаются. И эти детали у всех разные, они зависят от того, насколько ценен данный человек для данной организации. 

Есть разница, между ситуацией, когда человек сам подает документы в какой-либо универистет, и ситуацией, когда сам университет объявляет какой-либо конкурс.

В первом случае действительно может иметь место торг, но практически нереальна ситуация, когда зарплата за примерно одни и те же показатели и должностные обязанности будет отличаться на порядок. Процентов 10-20-30,- да. В 10 раз, как это, судя по всему, происходит в СпбГУ,- нет.

Я практически не видел на "западе", чтобы при объявлении конкурса никак не описывались условия работы и должностные обязанности. Как правило вообще пишут что-то типа "делать будешь то и то, зарплата в таком-то диапазоне...". Объявления в которых такие вещи не прописываются изначально вызывают недомение. У меня подозрение, что это чисто российское изобретение. Кстати, примерно также у нас объявляются и конкурсы в РФФИ и конкурсы во многих других местах. Совершенно не указываются на какую сумму объявляется конкурс и что нужно за это сделать. Хорошо хоть в РНФ стали писать.

Написать самые главные условия- не проблема. Это зарплата, срок контракта, основные обязанности и требования. Формально, да, наверное можно и не писать. Это же круто и так приятно объявить конкурс на неизвестных условиях. Но, на мой взгляд, это показатель уровня университета. При таких конкурсах я бы сказал, что это уровень заборостроительного. Также это показатель отношения университета к тем, кого университет нанимает. Более того, это выглядит как "читерство" и желание обмануть при рекрутинге. В скобках, именно поэтому ведущие университеты как правило четко прописывают условия уже при объявлении конкурса. Ну, каждый сам выбирает путь. Руководство СпбГУ, похоже, выбрало.  Люди, участвующие в подобных конкурсах,- тоже. Я судить их не берусь.

 

1 / 0
Все не просто не совсем так

Мне очень "нравятся" отсылки к америкам и прочим европам. Однако же, я ни разу не видел требований в конкурсах о количесте статей, о заранее неизвестном времени контракта и прочих делах. Вот заплата указывается в диапазоне, да, но указывается. Время контракта указывается. В общем, Сергей Петрович выше написал.

А теперь давайте подумаем, чем же мы отличаемся. Я не буду писать про зарплаты и условия работы. Однако - есть постоянные позиции профессора, доцента, ассистента. Еще раз: ПОСТОЯННЫЕ. То есть человек, поступивший на такую позицию будет профессором до пенсии. Ну или закроют его факультет (знаю такие случаи). И далее, если он выполняет свои обязанности, то что там думает очередной администратор - ему наплевать. Да, ему могут не повысить зарплату, можно не получить позицию от университета для аспиранта. Однако же - постоянная. У нас же как всегда - обгоним и перегоним Америку. 

И еще - факт, который немаловажный. Ректоры и деканы избираются профессурой своего же университета, и срок их пребывания у влсти, как правило ограничен, что делает несколько более чувствительными к мнению этой профессуры. 

0 / 0
Вот и факты

Для тех, кто никогда не видел требований в конкурсах о количестве статей - взгляните сюда, пожалуйста: http://spbu.ru/about-us/vacancies/9-vacancies/26349-filologiya-24-06-2016.html

Можно выбрать и взглянуть на любую другаю специальность - вот здесь: http://spbu.ru/about-us/vacancies/9-vacancies.html  (рекомендуется смотреть должности не ниже доцента, потому что ассистенты и старшие преподавателя могут оказаться "практиками", тогда у них не будет научно-исследовательской работы)

Второй факт: в СПбГУ (о других вузах, извините, у меня нет информации) просто НЕТ постоянных ставок, разрешенных трудовым законодательством РФ. Есть только временные - от 0,5 до 5 лет (первый вариант как раз и был предложен Макарову). Постоянные ставки только еще ПЛАНИРУЕТСЯ ввести.

Третий факт: ректоры МГУ и СПбГУ НАЗНАЧАЮТСЯ президентом РФ. Деканы избираются. Но я помню период (закончился около 2 лет назад), когда наш передовой по части юридической мысли университет придумал, как это обойти. Оказалось, что очень просто: должности деканов (и завкафедрами) были упразднены, а вместо них было введено понятие фнукционала декана и завкафедрой. Какая разница? Нет выборной должности - не надо и избирать, можно назначить. А функционал оплачивается по допсоглашению, так что назначенный в обиде не будет.

 

0 / 0
Кроме нас

Да я вот как раз и удивляюсь, что кроме как у нас (СПбГУ - пример, но не единственный), таких требований по числу опубликованных статей, причем в год, не видел. 

Вот в Польше декан озвучил - за 5 лет факультет должен опубликовать 3N статей (определенного уровня), где N - число ППС, которым положено писать статьи. То есть в среднем.

Да, и вот чисто риторический вопрос, исключительно из любопытства, а условия участия в международных конференциях обеспечиваются? Оплачивается оргвзнос, проезд, суточные, визовые услуги. На 2 конференции в год, которые требуются от сотрудника?

Знаете, мне уже такие знакомые рассказывали, как преодолеваются требования привнесения грантов - народ скидывается из своих и приносит денежку в универ, как хоздоговор, чтобы соответствовать.    

0 / 0
О финансировании конференций

Отвечаю на риторический вопрос - именно требование гарантированно финансировать мое участие в 2 международных конференциях ежегодно (в соотвествии с прописанными у меня обязанностями) я и обсуждаю как одно из изменений в своем контракте. Посмотрим, удастся ли. Но это логично, не так ли?

0 / 0
Про конференции - это хороший вопрос к юристам

Согласно последним новшествам, для поездки за счет гранта нужно уходить в отпуск. Потому что это вы делаете якобы работая не на университет, а на РФФИ, например. А если университет считает, что это работа на него, то вроде как получается, что он должен и платить за расходы. Доску и мел в аудитории он ведь обеспечивает для учебного процесса, а это похожая ситуация.

Что будет, например, если подать заявление на командировку за счет университета со ссылкой на контракт, добиться письменного отказа, а потом предъявлять его в ответ на претензии "почему не выполнил условий"? Или, скажем, в суде оспаривать. И с публикациями, у кого в отрасли есть платные журналы, можно такой трюк попробовать. Только надо у других юристов проконсультироваться, можно ли таким способом наказать этих рублем. Глядишь, и не все, что придет в голову, будут в контракты писать.

 

 

0 / 0
О конференциях, экспедициях и т.п.

Про доску и мел это Вы зря написали - могут и отобрать :)

К сожалению или к счастью, у нас народ к юристам пойдет советоваться в крайнем случае, фактически в безвыходном, типа увольнения. Фактически же обращение в суд чревато для обратившегося не только в случае поражения, но и в случае выигрыша. Человек приобретет репутацию склочника или что-то типа того. А имеющиеся университетские юристы естественно отстаивают точку зрения администрации.

Я как-то имел на руках контракт, в котором изящно было написано, что я должен делать то и то, а вот университет платит мне зарплату, если он деньги получит. Мой немецкий знакомый, когдая я ему сказал об этом, сообщил, что в Германии такой контракт является ничтожным, то есть недействительным.

А тут действительно интересная коллизия, университет предлагает контракт с фиксированным числом статей в год и числом конференций, но совсем не ясно,  как он собирается эту деятельность поддерживать. Ладно, скажем там математикам особых ресурсов не нужно, а химикам? Если ты принимаешь на работу химика и требуешь от него сколько то статей, то собирается ли университет закупать нужные реактивы, или это должен делать кандидат за свои деньги? Или считается, что этот условный химик должен получить гранты и на них закупать реактивы? А университет как бы и не причем. Ладно реактивы, а приборы, а ремонты, а поездки в экспедиции, на раскопки и все такое. 

Короче говоря, если университет требует от сотрудника публикаций Х статей и У конференций год и включает это в контракт, то вполне логично включить в контракт также не только зарплаты (пусть в интервале), сколько этот университет готов вложить в поездки и прочие поддержки. 

Вот пример. Грант DFG - в него включена зарплатная часть, плюс незарплатная часть, которая делится между университетом (накладные) и исполнителем. 

1 / 0
Два с лишним часа о конференциях и не только

провела я в беседе с главным кадровиком СПбГУ (В.В. Еремеев). Добиться гарантированного финансирования  2 международных конференций в год (что соответствует моим обязательствам по тому же контракту, причем 2 - число, вмененное работодателем) - не удалось. А логика такая: мы вам не верим, вдруг вы поедете на какой-то мусорный конгресс (конференцию), а нам плати! Они хотят, чтобы (если нет гранта), работник сначала обратился с просьбой, прислал информацию о конференции, умные люди проверят, что за конференция, и если сочтут стоящей (критерии не выдали), то деньги дадут.

Правда, кое-что удалось - повысить персональный коэффициент (с исходного и стандатного значения 1,0) при условии, что за трехлетний срок контракта я обязуюсь опубликовать не менее 9 статей, из которых не менее 3 будет индексироваться в Скопусе или ВоС (остальные можно в РИНЦ). Так что и не знаю - победа или поражение...

0 / 0
Скорее победа

Все-таки чего-то Вы добились, например того, что надо разговаривать с соискателем и договариваться. Так что поздравляю, Елена Викторовна!

А логика насчет мусорных конгрессов странная - она легко переносится на публикации в скопусах - где собственно гарантии того, что публикация не будет признана мусорной. Тут хорошо бы иметь и иметь заранее правила игры и какие-то критерии "мусорности".  С журналами критерии теоретически легко формализовать (и то есть сложности), с конференциями еще сложнее. Кто будет это определять? 

0 / 0
Это же сколько нужно чиновников

да и какой квалификации, чтобы разбираться с рейтингом конференций! Только за одни эти слова соответствующие отделы достойны сокращения на 50%. Чинуш в СПбГУ развелось слишком много. да и качество их ниже плинтуса, как и ректора.

Труды конференций также индексируются в WoS/Scopus. Например, все конференции IEEE автоматически попадают в Scopus, а процентов 70 и в WoS. Могу заметить, что пара IEEE конференций, индексируемых в WoS в год, это очень трудно потянуть. Тяжело и сделать такие работы, а еще тяжелее найти денег на поездку. Грант РФФИ позволит одно такое участие, не больше. Сейчас это больше 100 тысяч точно.

Короче, при куче чинуш, все проблемы должен решать сам преподаватель. Я еще раз спрашиваю - зачем там работать? Есть и ЛИТМО, и политех, и ЛЭТИ!

0 / 0
К сожалению

ЛИТМО, политех и ЛЭТИ - не те адреса, по которым имеет смысл посылать филолога (или лингвиста). А я лингвист. Для нас только если питерский филиал ВШЭ. А Герценовский университет, например, по условиям работы и уровню бюрократизма не лучше СПбГУ, а хуже.

0 / 0
Филологи везде нужны

То же ЛИТМО активно привлекает иностранных студентов, значит есть и кафедра русского языка.

А публикации везде сейчас ценятся.

Я бы не поленился и сходил, прощупал почву.

0 / 0
Не нужно чиновников

Есть общий принцип: нельзя запрещать то, что нельзя проконтролировать. В данном случае проверка качества конференций и их ранг практически невозможна, за нектороми исключениями. Включение трудов конференции в Скопус или Web of Science ничего в принципе не гарантирует. 

Вот кто будет разбираться, чем один конгресс отличается от другого? По каким собственно говоря "объективным критериям"?

Поэтому есть простое решение - уж во всяком случае в контракте конференции не учитывать.  

1 / 0
Про конкурсы и контракты Е.В. Горбовой С.В. Иванову

Елена Викторовна, по поводу контрактов, очевидно нужно смотреть на основании чего (каких правовых документов: законы, локальные нормативные акты, приказы) проводится конкурс и составляются контракты. Нужно понять кто и как определяет условия контрактов? Почему именно такое количество статей (не менее 9)? Это выглядит как торг на базаре: маленькие но по три, большие, но по пять :) Очевидно, что СПбГУ не базар, а государственное учреждение и его работа должна регламентироваться на основании закона (-ов).

Сергей Владимирович, те же вопросы, что и Елене Викторовне: на основании каких документов проводился конкурс? В основном тексте (начало ветки), к сожалению, нет ссылок. Сказано только, что 04.03.2016 была размещена информация об объявлении конкурса на замещение должности доцента по математике для преподавания на бакалавриате "Математика", приказ №1271/1.  

Данный приказ: http://spbu.ru/images/orders/2016/1271_1.pdf

П.7 Установить, что:

7.1. Предварительная оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом образовательной программы "Математика"

7.2. При рассмотрении на Совете программы учитываются:

7.2.1. Публикации по специализации.

7.2.2. Способность преподавать на английском языке.

7.4. Заключение трудовых договоров с победителями конкурсного отбора осуществляется начальником Главного управления по организации работы с персоналом СПбГУ на основании решений Ученого совета математико-механического факультета (в отношении доцентов)

Рассматривалась ли Советом кандидатура А.А. Макарова? Было ли принято решение о рекомендации Советом А.А. Макарова?

Если нет, то при голосовании на УС по кандидатуре А.А.Макарова был нарушен пункт 7.1. данного Приказа. Соответственно, голосование по данной кандидатуре должно быть признано не легитимным (не правомерным). Если кандидатура А.А. Макарова не была рассмотрена Советом, то, очевидно, необходимо ее рассмотреть на Совете и вынести решение по рекомендации. Если данная кандидатура не соответствует условиям Программы, то должно быть решение об этом - не рекомендовать. УС должен провести голосование еще раз по кандидатурам, получившим рекомендацию Совета программы согласно п.7.1 приказа №1271 

П.11 Контроль исполнения настоящего приказа возложить на заместителя начальника Главного управления по организации работы с персоналом Кондакова С.Ю.

По нарушениям данного приказа, соответственно, необходимо обращаться к Кондакову С.Ю., поскольку, согласно приказу, он должен был отвечать за его исполнение. 

0 / 0
Елена Николаевна, я не в

Елена Николаевна, я не в курсе всех формально-бюрократических деталей. Наверно, в СПбГУ есть устав и положение о конкурсном отборе, на основании которых и объявляются все конкурсы. Конкретные детали данного конкурса сформировались в результате переговоров администрации СПбГУ с представителями совета программы (по инициативе последних). Я вхожу в совет программы, но с администрацией не общался.

Совет программы рассматривал все поступившие заявки и в итоге сформулировал такие рекомендации (для доцентов по математике): объявить победителями таких-то троих, а если не получится заключить контракт с кем-то из них - взять на эту работу таких-то "запасных" (тоже три имени) в указанном порядке. То есть точных слов не помню, но смысл такой. Макарова ни в каком из этих списков не было.

Таким образом, ответы на Ваши вопросы такие: да, совет программы рассматривал заявку Макарова (в числе прочих), нет, он не рекомендовал его.

 

0 / 0
Сергей Владимирович,

В приказе прописан порядок проведения конкурса. И он нарушен. В таких случаях нужно проводить повторное голосование. Пишется письмо (или оформляется в виде служебной записки) с просьбой его провести.

Ректору СПбГУ Кропачеву Н.М., Начальнику Главного управления по организации работы с персоналом В.В. Еремееву, председателю Ученого совета механико-математического факультета Г.А. Леонову

На основании приказа № 1271/1 от 02.03.2016 в целях обеспечения образовательной программы бакалавриата "Математика" был объявлен и проведен конкурс на замещение должностей научно-педагогических должностей по математике.

Согласно п.7.1.  данного приказа "Предварительная оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом образовательной программы "Математика"". Данный пункт приказа был нарушен при голосовании на Ученом совете механико-математического факультета 12.0.2016 поскольку было проведено голосование по кандидатуре А.А. Макарова, которая не была рекомендована Советом образовательной программы "Математика". Поэтому голосование по этой кандидатуре не может считаться легитимным и А.А. Макаров не может считаться победителем данного конкурса. 

Прошу Вас рассмотреть вопрос о проведении повторного голосования Ученого совета механико-математического факультета на должность доцента  по кандидатурам рекомендованным Советом вышеуказанной программы согласно п.7.1. данного приказа.

Председатель Совета  образовательной программы "Математика" С.К. Смирнов (или его заместители)

1 / 0
Елена Николаевна,

"оценка кандидатов и вынесение решения о рекомендации осуществляется Советом образовательной программы "Математика". Однако, рекомендация (или отсутствие рекомендации) еще не означает, что УС примет эти рекомендации на 100%. В данном случае рекомендации были в существенной степени проигнорированы УС, на что УС имеет формальное право. Налицо внутренние трения между УС и Советом программы. 

Было бы у них в программе написано что-то типа "Совет программы представляет на рассмотрение и утверждение УС отобранные кандидатуры...", тогда по крайней мере УС не смог бы рассматривать кандидатуры, не рекомендованные и даже не рассмотренные Советом программы (хотя мог бы отклонить рекомендованные Советом программы кандидатуры, но не более). Однако, я подозреваю, что такую формулировку юристы просто не пропустили бы, она, возможно, противоречит Уставу СпбГУ.

0 / 1
Про суды и юристов

Виктор Анатольевич, из вашего поста: " К сожалению или к счастью, у нас народ к юристам пойдет советоваться в крайнем случае, фактически в безвыходном, типа увольнения". И про обращения в суд: "Человек приобретает репутацию склочника или что-то  типа того".

Скажите, а почему "к счастью"? Почему обращение в суд ведет к приобретению репутации "склочника"? И что такое "склочник" в принципе (определение, что имеется ввиду)?

Склочник - тот, кто занимается склоками, мелкий интриган. http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Ushakov-term-68909.htm

Склока - ссора, враждебные отношения из-за мелких интриг, борьбы личных интересов http://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/220982

А вот какие ответы люди дают: https://otvet.mail.ru/question/42094344

Скандалитст, забияка, драчун, крикун, буян, интриган, каверзник, типа злой сплетник.

Если в целом, получается некий возмутитель "спокойствия", мешающий жить окружающим, человек, который ведет себя "не правильно" и поэтому осуждается. Вопрос: осуждается на основании чего? Неких неписанных правил? Каких?

Скандалист - человек постоянно устраивающий скандалы, любящий безобразничать.Синоним: дебощир (фр.) - распутник, человек, производящий бесчинства http://dic.academic.ru/synonyms/%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BE%D1%88%D0%B8%D1%80

Т.е., это по сути оскорбление (склочник) и подпадает под статью 152 ГК РФ Защита чести, достоинства и деловой репутации http://www.zakonrf.info/gk/152/

Получается, что обращение в суд называется "бесчинством"? Это же явный абсурд. Каждый человек, являющийся гражданином РФ имеет права (и обязанности) и вправе пользоваться своими правами, в том числе обращаяясь в суд за разрешением спорных вопросов.

По поводу "репутации", а кто ее определяет? Тетя Мотя с дядей Петей? Так они могут быть как раз заинтересовоны в сокрытии собственных нарушений.   

В целом, это правовая безграмотность. Помнится, когда мы учились в школе был предмет "Государство и право". Конечно, учебник был написан "бюрократическим" (плохо понятным) языком, но предмет был. Вопрос что сейчас? Были также так называемые "Общественные приемные", где юрист консультировал граждан (бесплатно, конечно, времена СССР). Мой отец был юристом и работал в такой приемной. Он помог очень многим людям решить их правовые вопросы. Сейчас юристов большое кол-во, а с правовыми вопросами оч большие проблемы.

По поводу университетских юристов, кто-нибудь к ним обращался? Если да, то по каким вопросам и с каким результатом? То, что вы пишите, что "университетские юристы естественно отстаивают точку зрения администрации" в данном случае является голословным. Это "генерализация" и по сути обвинение ВСЕХ университетских юристов в том, что они действуют не на основании закона, а в интересах "администрации", т.е. сами нарушают закон.

0 / 0
Откуда Х статей?

Поясню, опираясь на свое понимание ситуации. 9 за 3 года взялись из отраженного в объявлениях о вакансии профессора на сайте СПбГУ (для филологов, в частности). А вот откуда там появилось 3 (статьи)  в год - это никому не известно. Наш работодатель (СПбГУ) вдруг решил, что именно столько он хочет получить от работающих в универе профессоров. Где еще это записано? А где записано, что он не может этого захотеть? Нигде. Вот и захотел. Юристы университетские следят только за тем, чтобы эти хотелки не противоречили закону (по форме). А они и не противоречат, потому что в перечне должностей при описании должности профессора записано, что профессор должен вести научную работу. В 2016 году администрация вуза решила, что научная работа профессора - это никак не меньше, чем 2 международные конференции и 3 статьи в индексируемых базах данных в год. В следующем могут решить, что 5 статей в год. Им же плевать, что это нереализуемо (как и 1 статья за полгода, появившаяся в контракте у Макарова). А плевать потому, что сами они, будучи административными работниками, все это выполнять не обязаны, то есть на собственной шкуре не испытывают. Вот так. Как еще дедушка Ленин говорил: по форме верно, а по сути - издеввательство.

А с нашими местными юристами я пообщалась осенью 2013 года, когда пришла к ним с жалобой, составленной другими юристами и адресованной в инспекцию по труду. Так что их ход мыслей знаю, познакомилась.

0 / 0
Количество статей Елене Викторовне

Елена Викторовна, надо смотреть откуда взялось Х статей. Кто и  что может захотеть, это одно, а вот кто что имеет право сделать - регламентируется законом. То, что записано, что "профессор должен вести научную работу" не означает автоматически количество статей, тем более за определенный период. Не могли бы вы дать ссылку (или дакумент в прикреплении) на перечень должностей с описанием должности профессора?

"В 2016 году администрация ВУЗа решила" (кол-во конференций и статей), в чем выразилось это "решение", в каком документе отражено это решение? На основании чего оно принято?

С требованием определенного кол-ва статей за определенный срок, это, похоже, общая ситуация. Я писала здесь на форуме о том, что у нас в институте (ИЦиГ СО РАН) в мае этого года всех сотрудников обязали расписаться (что ознакомлены) с выпиской из приказа№170 от 04.05.2016 г. В этой выписке приведен Перечень индивидуальных количественных показателей результативности научного труда (должность, ФИО). Привожу перечень на мое имя (в прикреплении). Я уже пиродила его в другой теме, размещение согласовано с начальником отдела кадров института (ранее были вопросы о правомерности размещения внутренних документов институтов, поэтому поясняю о согласовании).

Для нс, не менее 3 статей за 3 года, из которых не менее 2 статей в журналах WoS/Scopus за ПЕРВЫМ авторством.

Люди возмущаются и жалуются, экспериментаторы не могут выдавать столько статей за такой период. Вопрос откуда это взялось, на основании чего составлен Перечень?

Выписка (Перечень) из приказа №170. Я взяла приказы в канцелярии института (в бумажном виде, можно будет отсканировать и представить здесь).

Приказ №170 от 04.05.2016 "Об установлении индивидульных количественных показателей  результативности научного труда"

С целью проведения аттестации научных работников и согласно Положения о порядке аттестации работников, занимающих должности научных работников, утвержденного приказом от 19.04.2016 года №148 и действующего с 01.05.2016 года,

Приказываю:

1. Установить индивидуальные количественные показатели результативности научного труда научных работников (приложение №1)

Пункты об ознакомлении и контроле, подпись директора института.

 

Приказ №148 от 19.04.2016 "Об оттестации научных работников"

С целью улучшения организации труда научных работников

Приказываю:

1. Утвердить Положение о порядке аттестации работников, занимающих должности научных работников (приложение)

2. ввести в действие указанное в п.1 положение с 01 мая 2016 года

Далее руководителям по уточнению индивидуальных показателей, ознакомлении и пр., подпись директора института.

 

"Положение о порядке аттестации работников, занимающих должности научных сотрудников" от 19.04.2016

1.Цель и область применения

1.1. Настоящее положение является локальным нормативным актом ИЦиГ СО РАН, регламентирующим порядок проведения аттестации работников ИЦиГ СО РАН, занимающих должности научных работников

2. Нормативное регулирование

Положение разработано в соответствие с требованиями:

- Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 г. №197-ФЗ;

- приказа Минобрнауки России от 27.05.2015 г.  №538 "Об утверждении порядка проведения аттестации работников, занимающих должности научных работников";

- локальных нормативных актов ИЦиГ СО РАН.

и далее еще  ряд пунктов. В конце п 5.14. Научный работник вправе обжаловать результаты аттестации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Первое, что вызывает вопрос, это о каких конкретно "локальных нормативных актах ИЦиГ СО РАН" идет речь? Не указаны номера конкретных документов (приказов, положений и пр.). Тем более, что после 2001 года (ТК РФ датируется им) в ИЦиГ СО РАН происходили серьезные изменения: институт распался на 2 части (одна часть ушла и образовала институт с другим названием), к оставшейся части был присоединен Институт растениеводства РАСХН и объединение получило название Федерального исследовательского центра ИЦиГ СО РАН. Поэтому непонятно о каких конкретно, когда и кем изданных локальных нормативных актах идет речь. Ну и возникает вопрос насколько правомерен такой документ (и все остальные на его основе)?

В приказах нигде не говорится к кому обращаться за разъяснениями. Контроль за исполнение (согласно приказам) возложен на начальника отдела кадров. С ее слов за разъяснениями следует обращаться к руководителям больших подразделений или их секретарям, а также к Ученому секретарю института. К секретарю нашего отдела  (Отделение генетики животных и человека) я уже обращалась, она ответила, что является только "техническим работником" и поэтому разъяснений дать не может.  К Ученому секретарю буду обращаться (в письменном виде,  нужен именно письменный ответ, речь идет о номерах приказов - локальных актах ).

Не могли бы вы описать подробнее ваш опыт общения с "вашими местными юристами" (наверное лучше в личной переписке)

1 / 0
Как-то странно

- я вдруг оказалась на месте кадровика (или другого представителя администрации), который, в свою очередь, оказался перед проверяющими из Инспекции по труду. А я всего лишь одна из ППС, бесправный профессор филфака...

Единый квалификационный справочник можно посмотреть здесь (висит на сайте СПбГУ): http://spbu.ru/files/upload/Structure/administration/uprav/eks.pdf

Никакие приказы с упоминанием "норм" по выдаче на гора научных статей, привязанных к должностям, я не знаю. Думаю, что их нет. Буду очень удивлена, если окажется, что они существуют среди локальных актов вуза.

Есть, правда, уже знаменитые январские приказы о новых минимальных требованиях к должностям (см, например, здесь http://spbu.ru/files/upload/staff/271_1_1.pdf), но это про входные требования, а не про требования о выдаче научной продукции в процессе работы. Последнее есть в объявлениях - но об этом я уже писала и давала ссылку в этой ветке (Вот факты).

Последнее и свежее наблюдение: сегодня в отделе кадров увидела примечательный документ в трех частях (речь о филологах). Часть 1-ая называется "Не подавшие на участие в конкурсе" - 28 фамилий, люди с самых разных кафедр. Вторая часть - "Не допущенные к конкурсу" (=не соответствовали тем самым входным "минимальным квалификационным требованиям" и у них не приняли документы) - 5 фамилий. Третья часть - "Не прошедшие по конкурсу" - 1 фамилия. Все эти люди до 30 июня работали на факультете. Некоторых я знаю лично, еще меня учили, когда была студенткой.

Так что результат введения собственных минимальных квалификационных требований - налицо.

Общаться лично по элекронке готова.

0 / 0
Елене Николаевне

Знаете, Елена Николаевна, я написал свое мнение и свое оценочное суждение. То, что имелось ввиду, мне казалось ясным без лингвистического анализа и словарей с энциклопедиями. Вот Вы мне скажите, как часто сотрудники университета пользуются услугами юриста? А почему? Как Вы сами думаете? Из-за правовой безграмотности?  У Вас другой опыт? Вы сталкивались с замечательными университетсткими юристами, поддерживающими сотрудников вопреки желаниям администрации? И только с такими? Ну так это же замечательно!!! 

Да, кстати говоря, то, что юрист действует в интересах администрации совсем не означает, что он нарушает закон. Это значит именно то, что написано - действует в интересах администрации.  

0 / 0
Вы путаете основные требования к преподавателю и дополнительные

Если по вашему, можно определить нагрузку, публикационную активность, требования к получению грантов и заключения договоров на проведение исследований, количество подготовленных аспирантов и т.д., после конкурса, то Вы работаете в нужном месте.

Эти показатели должны оговариться в конкурсном объявлении. Для обычных ставок эти требования не могут превышать средних показателей по университету. Если ректорат требует за обычную зарплату показателей, намного выше средних, то надо, чтобы преподаватель имел право подавать в суд.

Я еще раз повторю, нынешний ректор СПбГУ достоин номинации на шнобелевскую премию за новый шаг в юриспруденции выразившийся в инновациях по конкурсному отбору.

0 / 0
Вы меня не поняли

Я говорил, не что "можно" или "нельзя", а как оно фактически устроено - по моим собственным наблюдениям - в тех местах, которым хочется завидовать. (Впрочем, там тоже все постепенно ухудшается.)  А у нас это не работает и работать не может. И слава богу, что у нас нагрузка на ставку ограничена одним числом для всех, а не индивидуально. Но это число, увы, слишком велико и имеет тенденцию к росту.

А требования по публикациям - это полный абсурд и наше локальное изобретение. Как и куча других вещей, которые с недавнего времени стали вписывать в контракты. И не только в СПбГУ. Еще одна местная особенность - то, что базовый оклад ничтожен, а реальная зарплата состоит из всевозможных надбавок и прибавок, которые сегодня есть, а завтра могут исчезнуть. Естественно, все это не делает работу в университете привлекательнее.

Но в глазах юриста все отлично - все условия вам сообщают заранее, не договорились - значит, не устраивайтесь на эту работу. А то, что вы не "устраиваетесь", а работаете тут уже 20 лет, это им без разницы. Контракт не продлевается, а заключается заново, и в промежутке вы никто и звать никак.

К обсуждаемому случаю это, впрочем, не относится, у Антона Александровича действующий контракт, как я понял, есть, и он может по нему продолжать работать.

 

0 / 0
А ко мне относится

Причем, Сергей Владимирович, Вы случайно попали именно в мой случай: ровно 20 лет будет в сентябре 2016 года, как я беспрерывно работаю в СПбГУ. (Вернее, работала, потому что мой контракт истек 30 июня, а о подписании нового мы с кадровиками пока не договорились.) И, конечно, если не договоримся - все так и будет: юристы окажутся правы (просто истек срок контракта, и работодатель чист как младенец), а я стану безработной. Вот и все.

 

0 / 0
Сергей Владимирович,

Поясните, пожалуйста, что вы имеете ввиду под "факультет принял неожиданное и странное решение"? Вы имеете ввиду проголосовав за Антона Александровича Макарова? Если, да, то почему это решение "странное"?

На каких основаниях "кандидат должен отказаться"? Тем более, что он уже не кандидат, а выбранный победитель конкурса. Выглядит это как прессинг и давление на выбранного законным способом (по условиям конкурса в том виде, в котором он был проведен) победителя. И здесь речь действительно идет о репутации СПбГУ, поскольку выглядит это так, что законно выигравших конкурс потом начинают прессовать, угрожать и принуждать отказаться, объясняя это тем, что кандидатура победителя "не подходит". Остается непонятным кому и почему победитель "не подходит"?

По поводу "Что же будет с математикой?", из вашего предидущего поста вы полагаете, что проблемы в удручающем "количестве и качестве студентов",  падающем уровне преподавания  и исчезновении специальности "математика". И получилось, что "срочно бежим и что-то делаем"? 

Очевидно, что сначала необходимо обсуждение и детальное продумывание и только потом делание. Если и так мало было студентов, то как увеличение мест может повысить их количество? Это же должно быть их (студентов) желание пойти обучаться на это направление. И этих желающих должно быть достаточно много, чтобы можно было выбрать из них абитуриентов с хорошей подготовкой. С чем вы связываете падение уровня преподавания? И почему считаете, что с появлением специальности "математика" появится достаточно много желающих обучаться по этой специальности?

0 / 0
Елена Николаевна, на большую

Елена Николаевна, на большую часть Ваших вопросов я ответил в ответе А.Л.Фрадкову выше. Посмотрите туда, пожалуйста.

Поясню еще про качество преподавания. Первая причина - плохие студенты, их не научить так же хорошо, как хороших. Вторая - это преподаватели. Старые стареют и, увы, умирают, а хороших молодых почти не появляется. И, конечно, если все время думать о проблемах выживания, а не образования, то образование будет страдать.

Отсутствие специальности "математика" - не проблема для набора студентов. Есть направление "математика" внутри специальности "фундаментальная математика и механика", студентам это в принципе не важно. Проблема в административном обеспечении - общий котел, общий методический совет и т.д. Чистые математики там в меньшинстве и получаются как бы людьми второго сорта. Например, у меня есть ощущение, что часть обязательных курсов для математиков существует только для того, чтобы некоторые "прикладные" кафедры имели эти часы, а часы - это ресурс, за который кафедры держатся зубами. В такой обстановке очень трудно что-нибудь изменить в учебных планах, и они потихоньку устаревают и накапливают проблемы согласования друг с другом. Я там совместитель и плохо разбираюсь в тамошней внутренней политике, но попытки что-то улучшить в учебном процессе помню, и помню, какими ничтожными были их результаты на фоне затраченных усилий.

 

0 / 0
Сергей Владимирович, спасибо за ответ,

Не могли бы вы дать пояснения по поводу того, что  "вейвлеты Кофмана использовались при построении сети для рассылки смс рекламы 15-летней девушке, которая оказалась беременной, хотя сама об этом не знала. При помощи вейвлетов удалось выяснить о ее беременности, т.к. качественно изменился набор покупок".

Выглядит анекдотически :) Может быть ссылка есть на вейвлеты с покупками и беременностью?

1 / 0
Про такое приложение я тоже впервые слышу

Но выглядит в принципе осмысленно. Рекламный бизнес много чего использует. Таргетированная реклама должна строится на автоматическом анализе, вручную можно запрограммировать только самые глупые алгоритмы. Используются ли там вэйвлеты - понятия не имею, но почему бы и нет. А если послать тысяче юных леди, вдруг купивших соленые чипсы вместо сладких, рекламу одежды для беременных, то сто из них побегут проверяться, и у кого-нибудь подозрения подтвердятся. Но вряд ли этот метод может заменить медицинскую диагностику.

 

0 / 0
"Анекдотические" приложения

Выглядит анекдотически :)

Ну всякое бывает. А выглядит потому что далеко от классических академических интересов.

Я вот как-то увидел и услышал такое же приложение механики мягких оболочек и балок. Обычное академическое приложение механики мягких оболочек  - это расчет структур типа тентов, куполов, парашютов и так далее. А тут вдруг - компьютерные игры. Скатерть висит натурально или нет, юбка героини висит и колышется в такт ходьбе натурально или нет. Докладчика спросили, ну что вот это за приложения, а он в ответ ответил, извините, а вы знаете как развивается компьютерный бизнес и какие там бюджеты, так что мы на моделировании зарабатываем неплохие деньги. Так что с одной стороны - механика, с другой - вот такое экзотическое приложение.  

4 / 0
Открытое письмо С.К.Смирнову и Г.А.Леонову

Уважаемые коллеги,

            В Совет Межрегионального Общества научных работников (ОНР) поступило письмо молодого профессора СПбГУ А.А.Макарова с просьбой о поддержке в связи с давлением, оказываемым на него после конкурса на замещение должностей доцентов СПбГУ, проходившего на заседании Ученого совета матмеха СПбГУ 12 мая 2016 г. В начале июля на форуме ОНР (http://onr-russia.ru) состоялось публичное обсуждение итогов конкурса, где выступили представители Ученого совета факультета и Совета программы бакалавриата "Математика", инициировавшего конкурс. Обсуждение показало принципиальное различие позиций Ученого совета факультета и Совета программы.

            Очевидно, несогласованность действий различных структур внутри одной организации приводит к принятию неверных решений, ущемлению интересов людей и, в конечном счете, к репутационным потерям и ущербу для математического образования в СПбГУ.

            Я призываю председателя Совета программы бакалавриата "Математика" С.К.Смирнова и декана математико-механического факультета Г.А.Леонова сесть за стол переговоров и дальнейшие действия по развитию математики и математического образования в СПбГУ проводить сообща. Независимо от того, будет программа бакалавриата "Математика" существовать в структуре математико-механического факультета или как самостоятельная структура, цели и задачи у нее и у матмеха  общие: повышать уровень математического образования в стране, содействовать творческому росту одаренной молодежи. Поэтому, независимо от желаний администрации, нельзя отнимать ресурсы у существующих структур для создания новых, строить новые структуры на костях старых.

            Призываю С.К.Смирнова и Г.А.Леонова  не допускать при создании новых структур материальных потерь и морального ущерба сотрудников существующих структур.

            Призываю также найти приемлемое для всех решение по трудоустройству А.А.Макарова: молодые доктора наук очень нужны университету.

            Самое важное: решать ключевые вопросы развития науки и образования должны высококлассные специалисты-профессионалы, а не чиновники. Призываю приложить усилия к реализации этого принципа  в таком передовом вузе как СПбГУ, чтобы показать пример другим научно-образовательным организациям.

            В заключение благодарю всех, принявших участие в дискуссии и прошу участников дискуссии С.В.Иванова и Е.Г.Михайлову довести текст этого открытого письма до сведения С.К.Смирнова и Г.А.Леонова.  

Сопредседатель Совета ОНР, профессор СПбГУ            А.Л.Фрадков

3 / 4
По открытому письму

Александр Львович,

Как могут декан факультета (Г.А. Леонов) и научный руководитель лаборатории им Чебышева (С.К. Смирнов) допускать (или не допускать) материальных потерь при создании новых структур? Очевидно ведь, что не они  выделяют финансирование на эти структуры. И решения о создании этих структур тоже ведь не они принимают.

По поводу материального ущерба, остается непонятным откуда (из каких статей бюджета СПбГУ) выделяются средства на зарплаты преподавателей бакалавриата "Математика". Лаборатория им. Чебышева была создана на средства по программе мега-грантов, не из бюджета СПбГУ. 

И мега-гранты, и лаб. им Чебышева (результаты ее работы в том числе) не раз обсуждались на scientific и здесь на ОНР.  И не раз говорилось, что такая (большая) разница в финансировании  по сравнению с окружающими будет вызывать проблемы. Целью таких мега-лаб в университетах как раз и было распространение их опыта и уровня работы. Так что вполне логично, что была создана программа бакалавриата "Математика" с Советом программы, возглавляемым С.К. Смирновым.

И из этой истории видно насколько все это нелегко. Фактически все, кроме одной кандидатуры выбранные и рекомендованные Советом программы были отвергнуты. Это просто попытка блокировать программу бакалавриата "Математика" со стороны факультета. http://www.math.spbu.ru/ru/mmeh/USovet/otchet/may16.pdf

Вместо кандидатур, рекомендованных Советом (не по одному, а по 2  чел на позицию), УС проголосовал по трем кандидатурам на 3 позиции, за кандидатуры, предложенные кафедрами. Одна кандидатура была рекомендована одновременно Советом и кафедрой (геометрии). Это что такой открытый конкурс, где выбрали 3, рекомендованных  3 кафедрами, проигнорировав мнение Совета программы, для которой собственно и шел набор? Это не открытый конкурс, это выглядит как проталкивание своих, то, что ожесточенно  критиковалось и продолжает критиковаться. И почему именно эти кафедры (кандидаты от которых сделали победителями): математической физики и параллельных алгоритмов  (Макаров А.А.)? Какое отношение эти кафедры имеют к собственно "чистой математике"? Параллельные алгоритмы - это вообще откровенно прикладная область: http://www.math.spbu.ru/parallel/   

"деятельное участие в создании этой кафедры приняли декан ...Г.А. Леонов и ... А.Н. Терехов. С момента создания кафедры ее заведует профессор Ю.К. Демьянович". Демьянович является консультантом по докторской Макарова (защищенной в 2012 г) : http://www.math.spbu.ru/ru/mmeh/AspDok/pub/2012/makarov.pdf

Макаров в 2014 г был избран на 0,25 ставки доцента : http://www.math.spbu.ru/ru/mmeh/Chairs/dok/2014/makarov.pdf

В письме здесь (начало ветки) сообщается, что сейчас у Макарова 0.5 ст. профессора, он трудоустроен. Может писать и получать гранты, коих много для молодых. В чем проблема с его "трудоустройством"? Кафедра прикладная, значит есть хоздоговора (могут быть) и тоже в чем проблема? Зачем ему нужно именно в программу бакалавриата "Математика", совершенно непонятно.

В такой ситауции или нужно вносить поправки в устав СПбГУ и избирать доцентов на общем УС по таким программам. Или выделять выделять всю программу в отдельную структуру. Иначе так и будет такая вот партизанская война, где нет выигравших - в проигрыше все.

Хотелось бы пожелать успеха программе и лаборатории им. Чебышева в целом.

И ставить появление новых прграмм и пересмотра старых в исследовательских университетах, условием сохранения исследовательского статуса (и повышенного финансирования). Иначе не появится нового и не останется старого, т.е. не будет ничего

2 / 2
Кафедра матфизики

Глубокоуважаемая Елена Николаевна,

К сожалению, в связи с этой историей про кафедру матфизики говорят нелицеприятные вещи (не только Вы и не столько Вы, но все же). Считаю нужным ответить.

1) Кафедра математической физики имеет непосредственное отношение как к потоку чистмата, частью которого она является, так и к исследованиям выполняемым в Чебышевской лаборатории.

2) Никакой ответственности за происходящее кафедра матфизики не несет.  Я выдвинулся по личной просьбе Геннадия Алексеевича Леонова. Вообще говоря, я лично являюсь таким же специалистом по дифурам и динамическим системам, как и прошедшие в итоге С.Ю. Пилюгин и С.Б. Тихомиров (у меня есть работы в соавторстве с ними). Кафедра только поддержала меня, как своего сотрудника.

Я решительно против того, чтобы кафедру впутывали в этот конфликт.

0 / 0
Любопытно

- судя по сайту, где есть описание программы (здесь: http://www.chebyshev.spbu.ru/bachelor_program/ ), Г.А. Леонов также входит в Совет программы. Так что это вообще история какого-то внутреннего конфликта.

0 / 0
хэппи энд?

Хорошо бы, если бы кто-то вовлеченный в данный конфликт или просто обладающий информацией написал, чем все закончилось. 

0 / 0
До хэппи-энда далеко
Да, вроде бы обсуждается всего лишь частный конфликт в одном из многих  вузов. Однако такой конфликт на самом деле  характерен для нашего времени. Появление крупных грантов в вузах, а затем и в НИИ привело к существенному расслоению сотрудников по доходам. Я не раз видел
признаки подобных конфликтов при проверке мегагрантов. Иногда администрация ожидает какого-то  "отката", иногда - коллеги. И все стороны по-человечески можно понять, даже если дело не в деньгах. Ну как не обидеться на новую лабораторию, если в нее начинают тянуться  лучшие студенты и даже твои собственные аспиранты? 
          Обычно Совет по грантам в подобных случаях поддерживает мегагрантников, т.к. ростки нового надо защищать, иначе их могут затоптать. Но когда-то мегагрант кончается. И тогда, чтобы спасти дело своей жизни, руководителю приходится лезть из кожи вон, искать финансирование везде, где только можно. При этом, как у нас часто бывает, начальство если и дает обещания, то выполнять их не торопится. Или министерство может приказ выпустить, а денег все нет и нет. И тогда начальству трудно удержаться от искушения решить проблемы за счет внутренних ресурсов, т.е. за счет "остальных". А может быть и попытаться красиво избавиться от неугодных.
          Здесь, как и обычно, наше единственное оружие - гласность. Когда поднимается шум, у начальства поджимается хвост. Рефлекс у них такой. Так что надо держать руку на пульсе.
Это были общие соображения. Но данный кейс для меня лично не общий, а особенный. С обеих сторон - выдающиеся ученые, многих я хорошо знаю. Простых решений нет.
         Однако в интересах дела и людей  взаимоприемлемое решение надо искать. Думаю, что это еще возможно. И даже без шума с нашей стороны коллеги, возможно, справятся. Но наше внимание к ходу процесса будет, надеюсь, небесполезно. И еще раз призываю соблюдать осторожность, никого не обвинять, не разобравшись во всех деталях.
0 / 0
О заключении трудового договора

Глубокоуважаемые коллеги,

благодарю участников дискуссии за конструктивное обсуждение моего обращения. Считаю, что результаты обсуждения несомненно повлияли на дальнейшее развитие событий. 

3 августа 2016 года со мною был подписан трудовой договор сроком на 1 год с дальнейшим предоставлением возможности продолжения трудовой деятельности в СПбГУ. 

8 сентября 2016 года я выступил на заседании Ученого совета математико-механического факультета с опровержением недостоверной информации, размещенной в Виртуальной приемной СПбГУ в ответах и в описаниях приемов начальника Главного управления по организации работы с персоналом В.В. Еремеева. С просьбой изменить опубликованную недостоверную информацию на сайте университета я обращался к первому проректору И.А. Дементьеву, однако изменения внесены не были. Привожу свои комментарии.

Ответ В.В. Еремеева от 16 августа 2016 года «О заключении трудового договора» содержит неточность. Указано, что «история закончилась подписанием 03 августа 2016 года трудового договора с Макаровым А. А. на предложенных ранее (еще 06 июля 2016 года) условиях». Однако история закончилась подписание договора на новых условиях, а не на «предложенных ранее (еще 06 июля 2016 года)». В трудовом договоре от 3 августа 2016 года по сравнению с предыдущими версиями появилось принципиальное дополнение к пункту 10 договора «Особые условия», после включения которого договор был подписан А.А. Макаровым. В «предложенных ранее еще 06 июля 2016 года условиях» ни о каких изменениях самого текста договора речи не было. Был только разговор об издании приказа, регулирующего «сохранение» за А.А. Макаровым занимаемой 0.5 ставки профессора без «перевыборов». Ректор Н.М. Кропачев дал распоряжение издать упомянутый приказ 6 июля 2016 года, однако приказ издан не был.  Далее в ответе В.В. Еремеева указано, что подробности есть в опубликованном материале приема граждан от 03.08.2016.

Описание приема граждан от 03.08.2016 опять скрывает суть за словами «были учтены разъяснения». В этот период В.В. Еремеев находился в отпуске, в трудовом договоре были учтены не его разъяснения, а уже разъяснения первого проректора И.А. Дементьева, который предложил дополнить пункт 10 договора «Особые условия» следующим текстом: «По истечении срока настоящего трудового договора или при его досрочном расторжении, Работнику предоставляется возможность продолжения трудовой деятельности в СПбГУ по ранее занимаемой должности профессора на срок по 30.06.2018, как избранному по конкурсу на Ученом совете СПбГУ (Протокол заседания Ученого совета Санкт-Петербургского государственного Университета от 26.06.2015 г. № 7).»

Описание приема граждан от 06.07.2016 начальником Главного управления по организации работы с персоналом В.В. Еремеевым опять содержит недостоверную информацию. Опубликовано, что «5 июля 2016 года, Макаров А. А. получил на руки проект трудового договора», однако пропущена принципиальная информация – в проекте трудового договора был указан срок действия 0.5 года! Далее в тексте следуют недостоверные факты: «Макаров отметил, что в его версии указан срок действия договора один год, а он хотел бы заключить договор на срок 3 года». Как было указано выше 5 июля 2016 года А.А. Макаров получил на руки проект трудового договора сроком на 0.5 года, поэтому «в его версии» никак не мог быть «указан срок действия договора один год».

3 / 0
ОНР как средство улаживания конфликтов

Впервые в своей истории и  неожиданно для себя, ОНР продемонстрировало свою эффективность как средства улаживания конфликтов. Собственно задача защиты прав и интересов научных работников записана в Уставе ОНР. Однако как это делать, до сих пор было неясно. Теперь же оказалось, что сайт ОНР может играть роль нейтральной площадки, где стороны могут спокойно выслушать друг друга. Выслушать же друг друга - это первый шаг к поиску решения. Важно только, чтобы дискуссия проходила в корректной форме, несмотря на обиды и эмоции. И сайт, где собираются научные работники - подходящее место для обсуждений. Не менее важно, что близкие проблемы волнуют работников разных научных организаций и вузов, и "спасение рядового" профессора или доцента важно не только для сохранения репутации данного конкретного вуза, но и для для того, чтобы похожие проблемы решались (а лучше даже не возникали), в других вузах или НИИ. В данном случае сложность проблемы еще и в том, что в конфликт вовлечены три стороны: администрация вуза и две группы уважаемых ученых.

Судя по посту А.А.Макарова, в его случае был найден приемлемый компромисс и контракт на год с ним был подписан. Судя по всему, дискуссия на форуме этому способствовала, так как администрация понимала, что ее действия контролируются общественностью и любое лукавство станет рано или поздно известным. Тот же репутационный механизм действует и для ученых, причем чем более известен ученый, тем важнее для него его репутация.

Я рад также констатировать, что прозвучавшее на сайте предложение сесть за стол переговоров было принято. Летом состоялась встреча С.К.Смирнова, Г.А.Леонова и ректора СПбГУ Н.М.Кропачева, на которой было принято важное решение: из 45 бюджетных мест для поступающих на бакалавриат по математике 20 мест передать в ведение матмеха. Таким образом, на матмехе остается 20 бакалавров плюс 10 специалистов - 30 мест, что является спасительным для кафедр отделения чистой математики. Конечно, ситуация остается сложной и возможны всякие "экстремистские" действия и высказывания (я уже слышал о какой-то анонимке, циркулирующей по матмеху), но будем надеяться, что стремление к миру и компромиссу преодолеет все преграды и подводные рифы.

Уместно тут вспомнить еще одну свежую историю, связанную с СПбГУ, где также роль общественности оказалась существенной. В январе 2016 года были изданы приказы по СПбГУ, где устанавливались немыслимо жесткие требования для подающих на конкурсы профессоров и доцентов. Преподаватели физфака собрали 170 подписей под письмом, предлагающим ректору отменить приказы, были и другие письма и выступления. Решающую роль, видимо, сыграло письмо Комиссии по контролю за реформами в сфере науки. за которым последовали разнообразные акции руководства СПбГУ. Закончилось все новыми приказами №№ 3570/1, 3573/1; 3578/1,  3592/1 от 13.05.2016, где дается разъяснение требований январских приказов, существенно их ослабляющее.

Мораль: чтобы чего-то добиться, общественности нужно почувствовать себя равноправным партнером в переговорах с администрацией. При этом публичное ведение переговоров на нейтральных внешних площадках может облегчить достижение успеха.

Страницы