10
мая
2013

Демографический кризис и сокращение числа вузов в России

Читайте также другие материалы по теме: 

Источник

В «Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 г» говорится, что «в силу демографических причин, а также благодаря совершенствованию системы образовательных учреждений, будет существенным образом обновлена сеть вузов, не вошедших в число федеральных и национальных исследовательских университетов» 1. Это значит, что большинство вузов, не входящих в список «элитных», будет закрыто. Особенно жестоко расправятся с филиалами.

Впрочем, алгоритм закрытия различных откровенно халтурных филиалов-полуподвалов был выработан и начал действовать еще в предкризисном 2007-2008 учебном году. Уже тогда в прессе появилось масса сообщений о закрывшихся медвузах – без лабораторий и «гуманитарно-социальных университетах» – без библиотек.

В условиях нараставшего экономического кризиса административный каток, лишавший аккредитации не соответствовавшие стандартам вузы, попридержали – с подачи первых лиц государства. Как считает Д.О. Бабич, побоялись «социальной напряженности: зачем приумножать и без того большое число ничем не занятых молодых людей. Пусть хоть в вузе числятся – спокойней будут» 2. Помнится, тогда и количество бюджетных мест в очную аспирантуру увеличили – очевидно, из тех же соображений.

Теперь ситуация изменилась. С одной стороны, количество молодежи, окончившей школу, снизилось, по сравнению с предкризисным годом 2007 г. в два раза и продолжает снижаться далее (по прогнозу, в 2012 г одиннадцатый класс закончат только 700 тыс. человек). А с другой стороны, принят новый закон о сроках воинского призыва. Если прежде срок весеннего призыва заканчивался 30 июня, то ныне он продлен до 15 июля. Теперь юношей, достигших возраста 18 лет, могут быть забрать в армию сразу после получения аттестата в школе.

Продолжается и дальнейшее движение в этом же направление: в Госдуму внесена поправка о продлении сроков весеннего призыва до 31 августа. Сроки осеннего призыва планируется сделать с 1 ноября по 31 декабря 3.

Вероятно, подсчеты привели к выводам, согласно которым количество «незанятой» молодежи снижается до «социально неопасной величины» (термин Д.О. Бабича), а значит, самое время продолжить «оптимизацию». Тем паче, что и возраст старших поколений преподавателей вузов за эти 5 лет еще приблизился к «немощному», когда им, этим преподавателям, оставшимся без работы, – уже не до проявления своей социальной активности на улицах городов.

Курс на сокращение числа вузов в России приобретает характер единственной и непреодолимой силы. Руководство Минобрнауки неоднократно заявляло о необходимости кардинального сокращения числа вузов – «на порядок». Последние годы в СМИ постоянно фигурирует число 50, определяющее количество университетов и число 100-150 – количество иных вузов, имеющих право на существование в современной России.

Но как появились эти числа, насколько они обоснованы нуждами страны в квалифицированных кадрах? Вопрос не праздный, ответ на него важен не только для преподавателей российской высшей школы, но и для всех людей, думающих о судьбе своей страны и своих детей и внуков. Почему из 1115 вузов (653 – государственных и муниципальных, чуть больше половины из них относятся к Минобрнауки; в них учатся три четверти российских студентов) нужно оставить 50 + 100 (150), а не 350 или только 35?

Очень неравнодушные размышления о том, сколько же вузов требуется России, я обнаружил в полученном из редакции авторском экземпляре журнала «Alma mater» (№ 9, 2011) со статьей «Психологический террор в условиях реформирования высшей школы». Заместитель главного редактора этого журнала, профессор Г.К. Овчинников в своей статье 4, базируясь на развернутом анализе проблемы, приводит убедительные доказательства того, что курс на сокращение числа вузов противоречит как модернизации, так и общему цивилизованному развитию страны.

Но вернемся к «истокам» возникновения «необходимого числа вузов», постоянно озвучиваемого официальными лицами государства. Декан Московского государственного индустриального университета (МГИУ) Г.К. Овчинников пишет, что «едва ли не впервые эта идея публично прозвучала на представительном совещании в июле 2008 г. в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ), проходившем под руководством президента РФ Д.А. Медведева» 5. Автор статьи вспоминает, что «отвечая на вопросы президента относительно потенциала высшей школы, необходимого для решения стоящих перед обществом задач …, А.А. Фурсенко заявил: стране для этих целей достаточно иметь 50 классических университетов и 150-200 институтов и академий из общего числа “порядком тысячи вузов“» 6. Стенографический отчет этого совещания был опубликован в ближайшем выпуске журнала «Alma mater». Для понимания истории и сущности возникновения базового количества необходимых России вузов, воспроизведем фрагмент стенограммы этого го разговора:

«Д. МЕДВЕДЕВ: Сколько нам нужно университетов, на Ваш взгляд, в масштабах страны, численности населения?

А. ФУРСЕНКО: Я думаю, что если говорить об университетах, то опять же моя оценка, что это где-то до 50.

Д. МЕДВЕДЕВ: А высших учебных заведений?

А. ФУРСЕНКО: 150–200 максимум.

Д. МЕДВЕДЕВ: Тогда Вы сами отвечаете на мой вопрос, что всё остальное подлежит преобразованию.

А. ФУРСЕНКО: Часть из них могут стать филиалами этих университетов, а часть должны быть преобразованы либо в профессиональные средние учебные заведения, либо закрыться, если называть вещи своими именами» 7.

Ровно через месяц после этого совещания министр А.А. Фурсенко, отвечая на вопросы журналистов и читателей «Российской газеты», уже уверенно говорит о том, что из тысячи университетов, которые предлагают свои услуги, должно остаться 50 (вновь это число!) университетов и порядка 200 других вузов, а остальные станут либо филиалами, либо техникумами. Некоторые же неконкурентоспособные ВУЗы со слабой материальной базой будут вовсе закрыты 8.

Получается, что исходное число «где-то до 50» университетов для России, озвученное 24 июля 2008 г. на совещании в МИФИ – это, как подчеркивает официальный эксперт Минобразования РФ Г.К. Овчинников, – «отнюдь не результат объективного анализа ответственного научного учреждения, дорожащего своей репутацией, или хотя бы экспертной оценки независимых специалистов. Это всего лишь мнение (курсив мой – С.Д.), пусть и министра» 9.

Однако министр постоянно «продавливает» идею необходимости сокращения числа вузов, доведения их числа до 100-150. За месяц до вступления в действие нового закона о Госконтроле над учебными заведениями (с 1 января 2011 г.) в своем интервью министр заявляет: «У нас где-то порядка 50 вузов, которые являются безусловными лидерами. Тут можно спорить об их количестве, но это все равно даже не сто. И есть еще как минимум 100-150 вузов, которые имеют хороший потенциал». И вот – «процесс пошел!»: министр докладывает Президенту, что за 1,5 года (с марта 2010 г. по сентябрь 2011 г.) «было реорганизовано и закрыто порядка 40 вузов – более 10% общего числа. Кроме того, было закрыто в общей сложности несколько сотен филиалов» 10.

Теперь уже нет тайны, откуда взялась идея сокращения российских вузов, да и «базового» их числа: Г.К. Овчинников, в своей статье пишет, что «она навеяна рекомендациями доклада Всемирного банка (ВБ)» 11. Автор ссылается на В.Т. Лисовского, который в своем учебном пособии, выпущенном в 2000 г. так передает эту рекомендацию: «В докладе Всемирного банка”Российская Федерация: образование на переходный период” предложено сократить число государственных вузов до пятидесяти (курсив мой – С.Д.)» 12. Автор учебного пособия не дает ссылки источник информации. В публичной печати этого документа нет, не удалось обнаружить его и в интернете.

Причину такой закрытости этого документа объясняет другой авторитетный исследователь, ректор Московского гуманитарного университета, директор Международного института ЮНЕСКО профессор И.В. Ильинский. Он пишет, что указанны доклад (№ 13 638 от 22.11.1994 г.) носит гриф «Конфиденциально. Документ всемирного банка. Только для служебного пользования» со следующим предупреждением: «Настоящий документ имеет ограниченное распространение и может быть использован получателем только при исполнении официальных обязанностей. Во всех других случаях его содержание не может быть раскрыто без разрешения Всемирного банка» 13.

По словам профессора И.В. Ильинского, этот Доклад, подготовленный сотрудниками и консультантами ВБ при поддержке Фонда Д. Сороса 14, правительств Великобритании, Финляндии, Франции, Японии и Нидерландов, оказался в его руках благодаря тесному сотрудничеству 1990-е годы с Генеральным директором ЮНЕСКО Федерико Майором, а также с Бюро ЮНЕСКО в России. Нет оснований не верить авторитетнейшему отечественному ученому и признанному специалисту и эксперту в области высшего гуманитарного образования.

И.В. Ильинский, цитируя указанный документ, пишет: «авторы доклада высказали немало рекомендаций руководству России как “реструктуризировать эту добившуюся больших достижений в прошлом систему… чтобы она могла удовлетворить новые потребности непланового рынка и открытого общества”» 15. Исследователь отмечает, что «большинство рекомендаций, взятых в сумме, означали кардинальную ломку, лучше сказать, уничтожение прежней системы отечественного образования» 16. Ну и что, – вправе возразить читатель, – это же только рекомендации: их ни кто не обязан выполнять. Тем более, что они исходят от ВБ и Д. Сороса, которого называют «сатаной в образе благотворителя»  17. Однако на основе анализа фактов И.В. Ильинский приходит к аргументированному заключению о том, что «практически все рекомендации Всемирного банка выполнены или выполняются, как ни парадоксально, с нарастающей жесткостью под девизом повышения качества образования» 18.

Однако не станем замыкаться на конспирологической 19 версии объяснения причин реформирования российской высшей школы и сокращения числа вузов. Рассмотрим и другие основания – те, которые приводят апологеты проводимых реформаций.

Один из доводов защитников и проводников сокращения числа вузов состоит в том, что в новой России число студентов в расчете на 10 тыс. населения (есть такой показатель, используемый в Мире) превышает в разы аналогичные показатели для других стран, в том числе экономически развитых. Из статьи в статью, без корректных ссылок на первоисточник, в течение нескольких лет кочуют одни и те же странные статистические показатели. Приводят, в частности, такие данные: «В России самая высокая численность студентов: в 2005 году на каждые 10 тысяч жителей приходилось 495 студентов, в США – 445, в Германии – 240, Великобритании – 276, Японии – 233 (курсив наш – С.Д.». Цитата легко проверяема: достаточно скопировать выделенный текст и вставить в любой поисковик, – тут же из Интернета получишь массу статей с указанным тексом, но без исходных ссылок на источник.

Посмотрим, какова же реальная картина по этому показателю была в сентябре 2010 г. Начнем с иностранных государств. В открытых интернет-изданиях находим данные по числу студентов в Европейских странах, США и Японии 20. По справочным данным уточняем численность населения этих государств на интересующий год. Делим одно число на другое и получаем показатель, выражающий число студентов на 10 тыс. населения (таблица 1).

Таблица 1 – Данные, характеризующие численность студентов
на 10 тыс. населения в сентябре 2010 г. (по странам)





Страна

Численность студентов, млн.

Численность
населения, млн.

Студентов на 10 тыс. населения

США

19,1

312,2

612

Польша

2,1

38,1

551

Румыния

1,1

21,4

514

Турция

2,9

72,7

399

Испания

1,8

46,1

390

Великобритания

2,4

62,2

385

Франция

2,1

65,3

321

Италия

2,0

64,5

310

Япония

3,9

127,4

306

Германия

2,4

81,8

293

 

 

 

 

Россия

7,05 *

141,75

497 *

* Примечание: для России в таблице 1 приводится абсолютное число студентов, а также отнесенное к 10 тыс. населения с учетом заочного обучения 21.

Из тех же статистических данных следует, что в Евросоюзе (ЕС), по данным на сентябрь 2011 г., было 4 тыс. вузов, в которых обучалось 19,5 млн. студентов (данные на конец 2009 г.) 22.

Возможно, закрытие вузов, сокращение студентов и преподавателей – это мировая тенденция, которой следует и Россия? Попробуем разобраться этом.

Вот мнение директора Института глобализации и социальных движений, Б.Ю. Кагарлицкого: «Ни в одной стране Европы, кроме России, не планируется массовое закрытие университетов». Признавая, что в постсоветской России действительно была «избыточная экспансия» сферы образования и бурный рост некачественных вузов, социолог обратил внимание на особенность мировой экономики: вузы «начинают плодиться» так, где с экономикой неблагополучно. Это способ поддержания занятости, хотя и не всегда объективно нужной 23.

Данные, приводимые в таблице 1, подтверждают, что относительная численность студентов более велика в странах, которые относятся к европейским «аутсайдерам», – с точки зрения развитости их экономики. Это Польша, Румыния, Турция, Испания. Нам представляется, что использование вузов в качестве «отстойников», обеспечивающих на 3 – 4 года искусственную занятость молодежи – это только один из мотивов действия политического руководства указанных стран. Можно предполагать и другой мотив – подготовка квалифицированных кадров с высшим образованием, которые обеспечили подъем отставшей или застойной экономики. Такой подход к решению экономических проблем знаком из отечественной истории 1930-х годов, когда в стране был принят лозунг: «Кадры, овладевшие техникой, решают все».

Анализ статистических данных показывает, что и в экономически развитых странах за истекшее десятилетие наблюдалось экспансия сферы высшего образования.

Для сравнения возьмем США. Если в 1987 г. в этой стране на 10 тыс. населения приходился 321 студент (в СССР их было только 178) 24, то в 2001 г их стало 494 (в России – 324, с учетом «заочников»).

В 2001 г. число вузов в США превышало 4 тыс. В них около 2-х млн. преподавателей обучало более 15-ти млн. студентов 25. Отметим, что на одного преподавателя США при этом приходилось от 7-ми до 8-ми студентов!

В тот же год в России было 965 вузов, т.е. в 4 раза меньше чем в США, а число студентов составляло 4,741 млн. человек, что в 3,2 раза меньше, чем в это же время в США, а их обучало 307,4 тыс. преподавателей. А на одного преподавателя в России приходилось более 15-ти студентов, а это – в два раза больше, чем в США! Но при этом нужно учитывать, что 1,76 млн. студентов (37,2 %) в России в 2001 г. обучались исключительно по заочной форме – и этот факт заслуживает отдельного обсуждения.

Посмотрим изменения числа студентов в США и в России за десятилетний промежуток – с 2001 г. по 2011 г. В США за этот период число студентов выросло с 15 млн. чел. до 19,1 млн., (на 27 %). В России за этот период число студентов выросло с 4,741 млн. чел. до 7,05 млн., т.е. на 48,7 % (с учетом заочников). Если за этот же период отдельно рассмотреть численность студентов, обучающихся только по очной форме, получаем ее увеличение с 2,73 млн. чел. до 3,07 млн.чел. 26, т.е. только на 12 %.

Сокращать вузы, по мнению Б.Ю. Кагарлицкого, надо не механически, не из расчета «столько-то вузов на столько-то жителей, и столько-то преподавателей на столько-то студентов», хотя нужно учитывать и эти показатели. Необходимы и иные критерии: «Если в обществе есть потребность в каких-то специалистах, они будут готовиться независимо от демографической ямы» 27.

Ректор ТПУ П.С. Чубик предлагает ряд мер по модернизации высшего образования, которые помогут избежать «хирургического вмешательства» в вузовскую систему и вместе с тем повысят качество новых кадров для экономики России. В своем интервью он говорит, что вузы сегодня нужно не сокращать, а укрупнять, начиная с перевода студентов филиалов в базовые вузы 28. Его предложения сводятся к следующим:

В 2011 г. все вузы страны перешли на уровневую подготовку: бакалавр (четыре года обучения) – магистр (плюс два года). Это неизбежно создает в вузе конкурентную среду, ведь в магистратуру попадут далеко не все, а только наиболее способные из числа бакалавров. При подготовке же магистров вуз вправе на 70 % самостоятельно определять содержание образования, согласовывая это с работодателями и лучшими международными практиками.

Но можно пойти дальше в деле усиления «конкурентности» студентов в вузе, если перейти от системы «четыре плюс два» к системе «два плюс два плюс два» (для бакалавров). Это означает создание еще одной ступени конкурсного отбора на продолжение обучения в бакалавриате после первых двух курсов. «Те, кто этот конкурс не выдерживают, идут работать в качестве высококвалифицированных рабочих и техников», – предлагает ректор ТПУ: «Для этого нужно сделать первые два года практико-ориентированными. При этом выпускники первой ступени должны иметь возможность в будущем продолжить обучение на второй ступени так же, как выпускники второй ступени — продолжить обучение на третьей. Мне кажется, что такая трехступенчатая система выгодна всем: и родителям, и выпускникам школ, и студентам, и работодателям, и государству» 29.

Следует признать, что такое предложение является труднореализуемым. Известно, что в вузе первые два года ориентированы на формирование у студентов теоретического базиса для освоения в последующем периоде обучения прикладных дисциплин. Трудно даже представить, что студента два года учат «работать руками»: выполнять профессиональные задачи, глубинная сущность которых ему не понятна, на оборудовании (или с помощью инструментария), теоретическая подоплека работы которого студенту тоже пока не известна.

Приведем мнение другого эксперта – доктора социологических наук, первого проректора Международной академии бизнеса и управления, специалиста в области социологии управления образовательными процессами Е.В. Добреньковой. Цитата заслуживает того, чтобы ее привести полностью:

«Я считаю, что идея сокращения вузов – это очередной миф реформы образования, которую нам пытаются навязать. … Сторонники “чистки” вузов в качестве аргумента в свою пользу указывают, что это необходимо в связи с тем, что России наблюдается демографический спад. С фактом демографического спада никто не спорит, но я уверена, что истинная причина вышеозначенной кампании состоит в попытке экономии бюджетных средств (средств на финансирование) и существенного сокращения вузовской материальной базы. Это ведь единственная в нашей стране сфера, которая еще осталась неприватизированной, притом, что она обладает огромными материальными ресурсами, включающими не только учебные корпуса, но также спортивные базы, дома культуры, санатории, пансионаты, общежития».

Поэтому сокращение количества вузов высвободит значительную инфраструктуру, которую можно будет впоследствии приватизировать и продать» 30.

И эта угроза приватизации и продажи инфраструктуры вуза имеет уже правовую основу. 1 июля 2012 г. заканчивается переходный период, в течение которого государственные вузы, как и другие бюджетные учреждения, согласно закону «О бюджетных учреждениях» 31, должны определиться, к какому типу они будут относиться – к автономным или к так называемым «новым бюджетным» («необюджетным») учреждениям.

Для «необюджетными» прежнее финансирование заменят так называемые субсидии на выполнение государственного о заказа, в котором будут установлены некоторые критерии качества и количества оказываемых государством услуг. При этом «необюджетники» смогут легально оказывать платные услуги и распоряжаться доходами от них по своему собственному усмотрению.

Автономным учреждения будут финансироваться не только субсидиями по госзаданию, – для обеспечения конституционных прав граждан на бесплатные услуги, – но и держать счета в коммерческих банках и распоряжаться прибылью так, как сочтут нужным. И что очень важно – автономные учреждения, согласно указанному закону, приобретают право на принадлежащее им (на праве оперативного управления) имущество.

Не вызывает сомнений, что сокращение числа вузов неизбежно приведут к резкому снижению квалификации персонала на российском рынке труда и, соответственно, к падению экономической конкурентоспособности России, вступающей во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Еще более серьезными могут быть социальные последствия, поскольку попытка ограничить возможность получения высшего образования приведет к социальному расслоению, к формированию сообщества социальных аутсайдеров, которым в структуре общества будет отведена роль «работы только за кусок хлеба». Особенно это касается жителей российских регионов, потому что реализация обсуждаемой инициативы приведет к полному уничтожению вузов среднего звена, на которых держится региональное образование: получение высшего образования для россиян, живущих в нестоличных регионах, станет проблематичным.

В результате такой «оптимизации» значительно снизится функция образования как социального лифта и будут окончательно зафиксированы определенные слои общества в качестве обслуживающих, то есть низших. Можно предположить, что такие слои в новой социальной системе России будут преобладать, а, значит, в обществе будет доминировать упрощенный общекультурный стандарт.

Все-таки необходимо помнит, что образование, вне зависимости от источника финансирования, является важнейшим фактором формирования национальной культуры, не может рассматриваться исключительно как продаваемая/покупаемая услуга. Да и документы Болонского процесса утверждают, что «Высшее образование – это общественное достояние, ответственность за которое возложена на государство» (Берлинская конференция 2003 г.).

Но даже если исходить с точки зрения чисто прагматических задач, необходимо понять, что невозможно решить возникающие кадровые проблемы путем сужения возможностей получения высшего профессионального образования. Это не тот инструмент! Кадровые проблемы должны решаться инструментами экономического и социального стимулирования.

Вспомним отечественную историю. Когда в СССР потребовалось восстанавливать страну от разрухи, вызванной гражданской войной, проводить индустриализацию был поднят лозунг: «Кадры, овладевшие техникой, решают все!». Да позже, уже в послевоенные годы трудные годы, когда нужно было восстанавливать страну и был колоссальный дефицит рабочих рук, прозвучал призыв: «Всем получить образование». Создавались условия, чтобы человек не просто работал, но мог повышать свой образовательный и культурный уровень.

Ныне же получается «наоборот»: есть «образованная масса», но есть нехватка рабочих рук. Выше уже говорилось о явном «перепроизводстве» дипломированных выпускников вузов; о дисбалансе по специальностям и профилям, отнюдь не соответствующим потребностям работодателей. Так нужно использовать имеющиеся у государства у государства нормальные рычаги для регулирования ситуации, а не снижать национальный интеллектуальный уровень!

Экономический спрос на специалистов со стороны государства может выражаться через методы прямого и косвенного финансирования: через налоги, создание специальных финансовых схем, мотивирующих бизнес вкладывать средства в сферу ВПО. Но для этого лидерам страны необходимо проявить, как это принято говорить, «политическую волю»: чтобы государство стало выполнять свои функции; чтобы заработали, наконец, чиновники – на пользу Отечества, а не исключительно для собственной выгоды.

Однако мы уже убедились, что гораздо проще, например, под лозунгом Болонского процесса, произвести сокращение финансирования вузов, оставив в бюджетной зоне только первый уровень обучения, бакалавриат. А затем, используя как повод, демографическую ситуацию: «Нéкого учить!» – сократить число вузов, избавляясь не только от студентов, но и от преподавателей, сбрасывая с государства заботы о финансировании материальной базы образования.

Но вернемся к демографическим проблемам. Упоминавшаяся уже в качестве эксперта Е.В. Добренькова отмечает демографические последствия, к которым приведет сокращение вузов в России:

«…Уменьшение возможности получения высшего образования снизит веру родителей в социальное будущее своих детей, а, значит, приведет к снижению рождаемости: если нет возможности «выучить» собственных детей, то зачем их рожать?» 32.

Очевидно, что реформируя вузовскую систему, необходимо заняться повышением качества высшего профессионального образования, а не сокращением количества вузов. Следует обратить внимание на усиление материальных (в том числе, лабораторных) баз вузов, внедрение новых методов и технологий обучения.

Лозунг «Кадры решают все!» никем не опровергнут. Мы говорим идет о преподавательских кадрах. Реформируя высшую школу, следует обратить серьезнейшее внимание на их квалификацию. В большинстве провинциальных вузов преподавательский корпус находится на уровне «вымирания» и не обновляется – скоро будет некому преподавать. Однако, преклонный возраст многих преподавателей вуза – это лишь видимая, «геронтологическая» часть кадрового «айсберга». В его «подводной» части скрываются и отсутствие действенной рейтинговой системы оценки преподавателей кафедр, и отсутствие системы научного воспроизводства кадров, когда «пребывание» в аспирантуре очень слабо связано с научной, да и с преподавательской работой. Это и некомпетентное, а зачастую – деструктивное управление кафедрами, факультетами и вузом в целом, на котором узлом завязываются все остальные проблемы вуза.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что мы сами «пилим сук на котором сидим». В разрушении отечественной системы ВПО активнейшее участие принимает сама высшая школа и ее преподавателя, ориентируясь на получение сиюминутной прибыли. Но об этом – в следующей статье.

  1. Концепция Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 г. Утверждена распоряжением № 263-р Правительства РФ 7.02.. 2011 г. М., 2011, с. 8-9.
  2. Бабич Д.О., Выпускники со дна «демографической ямы» // РИА НОВОСТИ. 2011 г.
  3. Госдума предложила увеличить сроки военного призыва // РБК. 2011 г. 14 января.
  4. Овчинников Г.К. Сколько же вузов требуется России, чтобы быть на уровне века // Alma mater. Вестник высшей школы. 2011. № 9. С. 25-33.
  5. Там же, с. 25.
  6. Там же.
  7. Alma mater, 2008. № 6. С. 9.
  8. Агранович, М., Ивойлова И. Зачетка в конверте. Останется ли в стране заочное образование? // Российская газета. № 5121 (42). 2010 г. 2 марта.
  9. Овчинников Г.К., Указ соч., с. 25.
  10. Медведев напомнил о необходимости сокращения числа слабых вузов // Вести. 2011 г. 22 сентября.
  11. Овчинников Г.К., Указ соч., там же.
  12. Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации России. СПб., 2000.– С. 493.
  13. Ильинский И.В. Образование в целях оглупления // Знание. Понимание. Умение. 2010. № 1, с. 8.
  14. «Фонд Сороса» или, иначе «Институт открытое общество» (фонд). Создатель Фонда –Джордж Со́рос (см. раздел Персоналии). Представительства Фонда работают более чем в 30 странах. В России создан в 1995 г. с центральным офисом в Москве и отделениями в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске. В конце 2003 г. Д. Сорос официально свернул свою благотворительную деятельность в России.
  15. Ильинский И.В. Указ соч., с. 9.
  16. Там же.
  17. Только сейчас школы постепенно избавляются от созданных под эгидой «Соровского фонда» учебников, фальсифицирующих и чернящих российское и советское прошлое.
  18. Ильинский И.В. Указ соч., с. 12.
  19. Конспирологией называется любая теория, отрицающая общепринятое историческое или современное понимание событий и утверждая вместо, что эти события являются результатом манипуляций группы людей, либо разнообразных тайных сил.
  20. Tertiary education statistics // European Commission (eurostat): Statistic Explained.
  21. Образовательные учреждения высшего профессионального образования: Россия в цифрах-2011. Табл. 8.9.
  22. Tertiary education statistics. Указ. соч.
  23. Смирнов Л. Демография закроет вузы и сократит профессуру // Росбалт-Москва. 2010 г. 20 июля.
  24. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII-начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2-х т. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2003. T. 1. 548 с.; T. 2. 583 с. Приложение, табл. 11.
  25. Система образования в США: справка // Отечественные записки. 2002. № 1.
  26. Образовательные учреждения ….Указ соч.
  27. Смирнов Л. Указ соч
  28. Сокращение числа вузов – хирургия, их укрупнение – терапия // Оренбургский университет 2011 г. 7 ноября.
  29. Там же.
  30. Сокращение вузов снизит рождаемость // Портал «Фонд имени Питирима Сорокина».
  31. Федеральный закон № 83-ФЗ от 8 мая 2010 г.
  32. Сокращение вузов снизит рождаемость… Указ соч.

0 / 0
В защиту Российского института истории искусств

 

Коллеги из Российского института истории искусств обратились с просьбой ко всем, кому небезразлична судьба российской культуры, поддержать их в борьбе за сохранение Зубовского института и его научного коллектива!

В институте работают уникальные специалисты по узким направлениям – этнотеатроведы, этномузыковеды, специалисты по музыкальной органологии (изучают надэтнические музыкальные общности, структурную специфику древнейших форм инструментальной музыки и звукотворчества человека, эоловы инструменты/ музыку, специфику инструментария и формы исполнительства в различных музыкальных цивилизациях и мн. др.) В этом институте есть чему поучиться - высший полотаж!

6 мая с. г. коллектив РИИИ (СПб) обратился с открытым письмом к президенту РФ

можно посмотреть http://www.artcenter.ru/

Коллектив предлагает чиновникам Министерства культуры встретиться с коллективом и профсоюзом Института на открытом собрании, которое состоится 13 мая 2013 года. 

0 / 0
А что надо ? Есть сбор

А что надо ? Есть сбор подписей под письмом ? Может Вам обратиться к Совету ОНР с разрешением собрать подписи под неким письмом здесь ?

0 / 0
Ссылка для голосования в поддержку РИИИ
0 / 0
Спасибо за ссылку...

Ольга Юрьевна, спасибо Вам за ссылку! Петицию подписал... Надеюсь, что это хоть как-то поможет коллективу Российского института истории искусств.

0 / 0
Спасибо за поддержку

Андей Викторович, спасибо за поддержку. Завтра на их месте может оказаться любой институт РАН, любой Вуз.

0 / 0
Подписание петиции в поддержку РИИИ

 

Причины для подписания петиции к Президенту РФ в поддержку сохранения Российского института истории искусств

Наиболее популярные

Катриона Келли Оксфорд, Соединенное Королевство

Институт истории искусств признан не только в России, но и за границей, как один из ведущих русски институтов в области изучения теории и истории искусств. Закрытие его вызовет возмущение в многих странах мира и поставит под вопрос конкурентоспособность русской науки в этой области.

Морено-Франциско Молина ИСПАНИЯ

Я иностранец, который очень высоко ценит и любит решительный, блестящий вклад России в мировую культуру. Мне страшно, если Российский Институт Истории Искусств перестанет существовать. Это было бы ужасный удар в спину мирового престижа России. Всех благ России!

Роберт Бёрд Чикаго, Иллинойс

РИИИ является уникальным центром гуманитарной науки и мысли в России, не только в силу своей богатой истории, но и стараниями его современных кадров. Утратив независимый РИИИ, Россия потеряет незаменимую часть своего культурного наследия.

Георгий Левинтон Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Институт Истории искусств - учреждение со столетней историей, основанное гр. Зубовым и ставшее одним из важнейших исследовательских (а какое-то время и учебных) заведений Петербурга, с ним связаны имена очень многих крупнейших поэтов и писателей ХХ века и самых значительных ученых - фиолологов и искусствоведов, таких как Жирмунский, Тынянов, Эйхенбаум.Мне самому довелось поработать в нем недолгое время в первой половине 70-х годов, когда там снова возник фольклорный сектор, и я с удовльствием вспоминаю эту атмосферу. Уничтожение РИИИ - тяжелейший удар не только по нынешней науке, но и по исторрии русской науки и культуры в целом.

Юлия Галанина Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

считаю не6допустимым применение военных действий по отношению к культуре в мирное время.

Ульрих Моргенштерн Wien, Австрия

Глубокоуважаемый господин президент! Я в совершенном недоумении о планах закрыть Росийский институт истории искусств (РИИИ) в Санкт-Петербурге и другие научные учреждения с такими же мировыми именами. Неужели не задумались ли ответственные лица о том, какой ущерб они наносят Российской науке и культуре? В стенах РИИИ в самые тяжелые годы сохранились и развивались интеллектуальные традиции, духовные ценности Вашей великой страны.Здесь были порождены мысли, находившие место в мировой науке и культуре. Если позволено личное замечание - хоть я никогда не учился или работал в РИИИ, все же значительная часть моего научного профиля сформировалась именно здесь. Без встреч на Исаакиевской 5, я бы не думал о русской культуре так, как я о ней думаю сейчас. И никогда бы я не написал на русском языке бóльшего количество научных статей, чем на родном своем немецком. Во имя русской и мировой культуры и науки призываю Вас: остановите проект закрытия научно-исследовательских гуманитарных институтов. НЕ ГУБИТЕ МОЗГ НАЦИИ! С уважением, Университетский профессор. Ульрих Моргенштерн

Феодора Мендес де Леон Гаага, Нидерланды

Мой прадед основал этот институт, я горжусь им и думаю, что это важно, что он остается.

Татьяна Иванова Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Институт пережил революцию, войну и блокаду! Нужно укреплять и беречь свое наследие!

Александр Деревянко Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Я хочу, чтоб мои дети жили в нормальной стране, которая поддерживает культуру и искусство

Жерар McBurney Оук-Парк, штат Иллинойс

Российский институт истории искусств является для нас всех просто очень важным лидером в международной сфере культуры

Марина Власова Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

В РИИИ работают мои коллеги, отличающиеся высоким профессионализмом. Уничтожение института - поступок, граничащий с преступлением.

Елизавета Иванова Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

В Германии по меньшей мере 23 институтов истории искусств (население Германии 89 млн), на 143 млн. населения России - только два искусствоведческих института!

Иосиф Жордания Мельбурн, Австралия

Русская культура это то, что мир гордится, и я не хочу видеть, что русские пренебрегают его ...

Наум Ихильевич / Наум Клейман / Клейман Москва / МОСКВА, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Российский институт истории искусств в Санкт-Петербурге - одно из старейших научно-исследовательских учреждений, сохраняющее и изучающее традиции нашей и мировой культуры. У него может быть столь же прекрасное будущее, как и его прошлое, если Министерство культуры будет исполнять, а не нарушать свои прямые обязанности: помогать, а не закрывать и запрещать.

Леонид Иванов Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Я хочу гордиться своей страной

Елена Грызлова Москва, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Я хочу жить в стране, где возможности культурного роста не преуменьшаются, а увеличиваются, растёт их разнообразие. Кроме того, я ценю чужой интеллектуальный труд, тем более многолетний и коллективный.

Анна Константинова Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Не хотелось бы жить в стране без истории искусств.

Андрей Топорков Москва, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Хорошо знаю работы сотрудников РИИИ и высоко ценю их. Это один из важнейших центров по изучению фольклора и народного искусства. Если он действительно будет ликвидирован как независимая научная структура (во что невозможно поверить!), То это нанесет непоправимый урон нашей науке.Член-корреспондент РАН А.Л. Топорков.

Ольга Данскер Санкт-Петербург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Мне 91 год. Более тридцати лет - это творческая жизнь в Институте. То, что Институт недавно отметил столетие, выжил, выстоял даже в блокаду - уникально и говорит о ценности этого культурно-научного центра. Эпидемию геростратства, поразившую ныне Кабинет министров необходимо, преодолеть. Не уничтожайте Созидающего.

Елена Кривоногова Екатеринбург, РОССИИ ФЕДЕРАЦИЯ

Уральская консерватория была счастлива получить в фонд своей библиотеки издания РИИИ последних 10-15 лет, поскольку это уникальные для нашей страны исследования в области истории музыки, инструментоведения, народного творчества и музыкального театра. Ни одна другая организация не способна заполнить эту нишу.

0 / 0
Защитить искусствоведов

 

В адрес редактора сайта ОНР 9 мая мной было отправлено сообщение с просьбой о поддержке Российского института истории искусств (РИИИ). Как обращаться в Совет ОНР мне не известно. Но, в любом случае, чтобы утопающего услышали необходимо кричать...!

        Обращаюсь к Совету ОНР защитить коллектив РИИИ, провести голосование в их поддержку на сайте ОНР.

Здесь обращение коллектива к президенту РФ http://www.artcenter.ru/

0 / 0
"Ботаники" вышли на баррикады

13 мая на открытом собрании коллектива Российского института истории искусств ни один из приглашенных петербургских чиновников не пожелал присутствовать. РИИИ хотят "слить" с малоизвестным московским институтом культурологии. На собрании присутствовали старейшие и известные ученые РАН, а также депутат А. Кобринский, актриса С. Крючкова, председатель Петербургского Союза писателей В. Попов и др. творческие деятели. 

О том, как проходило собрание здесь  http://www.rosbalt.ru/piter/2013/05/14/1127722.html
0 / 0
интересно

обилие граждан с высшим образованием можно использовать для инновационной экономики и прочего. люди с высшим образованием имеют большую продолжительность жизни, чем без оного. даже в плохом ВУзе человеку расскажут про философию и английский язык, но десять недопреподавателй обязательно найдется минимум один талантливый специалист или педагог, на сто студентов недоучек всегда будет минимум 5 отличников выучившихся не взирая на качество образования. Низкая мобильность населения не дает возможности безболезненно закрывать филиалы. Мы получим развитую столицу и деградирующую периферию. Тогда уж сразу следует переименоваться в Московию и отдать ненужные территории вместе с ненужными гражданами кому-нибудь более рачительному. 

У нас жестокое государство. из всех вариантов действий оно стремиться выбрать самый агрессивный вариант.   Можно, например, сделать все техникумы колледжами готовящими бакалавров, а заодно - половину ВУЗов.  И использовать с пользой систему деления на бакалавров и магистров (именно для этого ее и придумывали). Нет, у нас, в итоге, есть люди со средним техническим образованием (часто более адекватные чем специалисты из ВУЗов т.к в техникум идут получать конкретную профессию, а не просто корку о высшем), люди - баклавры (неопнятно кто) и люди магистры (куда уже мало кто идет). Плюс, ресурсную базу для аспирантуры мы уже профукали. В магистратуру порой идут ради аспирантуры в будущем т.е еще пять лет учебы (кто на такое согласиться?).

0 / 0
Новая волна революции,

Уважаемые коллеги,

Я против любых массированных изменений и сокращений, пока не создано нечто лучшее, чем существующее. 

Хочу обратить ваше внимание, что до сих пор практика революционных перемен, какими бы лозунгами и перспективами они не прикрывались, ничего хорошего нашей стране не дала. Революционные преобразования "до основанья, а затем" всегда по каким-то причинам приводили к самым худшим результатам из всех возможных вариантов.

Всеобщий  и полный обман населения (и нас с вами) проводится последовательно и нагло по простой до дикости схеме: "нас не устраивает дом с претекающей крышей и удобствами во дворе" - "нам нужен дворец", поэтому мы разрушим этот дом и построим дворец. Но при этом осуществляется только первая часть - разрушение, а вторая часть, созидательная, в лучшем случае  реализуется в виде уродливого и наспех сколоченного сарая. И после этого ведь никто не виноват - пользуясь словами классика - ЧВС - "хотели-то как лучше".

Мне кажется, что вся происходящая в стране разруха - и в последние 20 лет и продолжающаяся в настоящее время - результат системы государственного управления, усердствующего в развитии "общества потребления" и уничтожающего остатки "общества производителей".

Создалась парадоксальная ситуация. Чтобы развернуть страну в сторону развития "общества производителей" нужна кардинальная смена руководства страны - т.е. революция. Но все мы знаем, что революция приведет к еще худшему варианту правления. Ситуация усугубляется еще и тем, что в настоящее время, кроме самых общих фраз, нет объединяющей все слои населения идеи развития страны. А в отсутствие такой идеи каждый "рвет общее для всех одеяло на себя", о чем свидетельствуют и некоторые дискуссии, иногда происходящие в ОНР.

Нет в стране такой партии, которая может показать людям "свет в конце туннеля" и дать обоснованную программу развития всей страны, а не отдельно взятых ее представителей, которые уже и не представители страны, в которой родились, а, скорее, представители "акул мирового бизнеса", которым наплевать, что и как будет в стране, в которой живем мы с вами.  

Вывод из изложенного, на мой взгляд, только один - каждый из нас должен делать свое дело с максимальной эффективностью и обучать этому помошников, которые, возможно, доживут до лучших времен и смогут изменить ситуацию в сторону "общества развития - производства"

 

0 / 0
о руководстве кафедрой

Дельная статья, но вот последний абзац меня покоробил. Возможно это имеет отношение к крупным столичным вузам, где и сейчас есть конкуренция за место на кафедре, есть какие-то ресурсы для поддержки научной работы, но для большинства провинциальных вузов это давно воспоминания о светлом прошлом. Нам нечего разрушать или ловить какую-то сиюминутную выгоду. Процесс идет сам-собой.Для иллюстрации :

я был зав. каф. геометрии 2 года назад, в это время существовали каф матанализа и каф. алгебры, после всех пертурбаций, связанных с сокращениями, и слияниями факультетов, я как бы вырос до зав. каф. матанализа, алгебры и геометрии:)). Число сотрудников естественно сократилось, все это по воле администрации, под все тот же лозунг о приведении числа преподавателей в соответствие с числом студентов (число управленцев при этом выросло). На трех слившихся кафедрах 1 аспирант и 1 магистрант. Захотят ли они остаться на кафедре по окончании обучения -- большой вопрос. Я в очередной раз пытался получить грант РФФИ, при этом я собрал очень приличную команду из математиков Москвы, Саратова, Новосибирска и Омска (из Омска трое). В очередной раз получил отлуп. Источник близкий к РФФИ объяснил мне, что вместе со мной не получили и ребята из Питера (2 проекта), но основной контраргумент был в том, что в Омске уже есть два гранта. Омск город маленький:)), я естественно вхожу (как исполнитель)  в эти гранты, т.е. как бы я ничего не потерял. Но вопрос -- что лично я разрушил, или чем я поступился и ради какой выгоды?

 

Страницы