23
мая
2014

Онлайн-интервью с генеральным директором Российского научного фонда Александром Хлуновым

Читайте также: 

http://www.gazeta.ru/science/interview/nm/s6040141.shtml

В «Газете.Ru» завершилось онлайн-интервью с генеральным директором Российского научного фонда Александром Хлуновым. Глава РНФ прокомментировал итоги первого конкурса РНФ, объяснил, как происходило распределение грантов, рассказал о будущих конкурсах Фонда и призвал читателей сообщать о случаях получения денег на одни и те же исследования не только из РНФ, но и из других источников.


 

2 комментарии

1 / 0
Новое интервью с А.В. Хлуновым (30.01.2015)
0 / 0
Спасибо за ссылку на интервью с Хлуновым

Владимир Васильевич,

Большое спасибо за ссылку на интервью с Хлуновым, очень интересно.

Особенно про международные проекты, по ссылке:

"Проблемы с Европой: политика ни при чем

Еще один конкурс — на проведение исследований международными научными коллективами.

Этот конкурс пока находится в процессе формирования: затягивает европейская сторона, но не из-за политики или санкций.

«Это проблемный вопрос, — отметил глава Российского научного фонда. — Деньги зарезервировали, ведем переговоры с европейскими фондами, хотя общаемся и с Китаем, и с Индией. Мы сказали, что готовы финансировать на паритетной основе — это принципиальное отличие от того, что было в России до сих пор, когда финансирование в процентах распределялось как 70 на 30, а то и 90 на 10 не в нашу пользу. Взамен мы просим экспертизу и российскую, и зарубежную, чтобы российская была равноправна. Этот вопрос зарубежными партнерами тщательно изучается. Они должны доверять российской системе экспертизы. Поэтому запланированы встречи: они хотят взглянуть в глаза экспертам, поговорить с ними лично, узнать, кто они такие, на основе каких принципов принимают решение. Это завоевание доверия, как ни странно, требует времени. Очень надеюсь, что по этому конкурсу объявим скоординированные конкурсы с самыми лучшими зарубежными фондами. Но не могу сказать, как и когда это в итоге получится»."

"Кризис и инфляция: и в науке тоже

Рассказав про этот конкурс, Хлунов неожиданно заявил: «Вы сейчас меня поймаете. Мы хотели организовать конкурс проектов с возможностью приобретения научных приборов. Но случилось сокращение финансирования РНФ. Объективно мы готовы пересмотреть и не поддерживать это решение. Действительно, закон о бюджете предусматривает 17,2 млрд руб., реально мы получили от правительства 15,494 млрд. Эта существенная сумма нам не досталась, чем-то мы должны жертвовать. Мы считаем, что нельзя жертвовать молодежью, а приборы стали дороже, и есть другие программы, может, вернемся к этому позднее».

Один из последующих вопросов прозвучал так: «Цены на оборудование и реактивы выросли в 1,5–2 раза. Будет ли увеличено финансирование текущих грантов или можно будет скорректировать обязательства?» «Проблема существует, будет усугубляться. Она системна, — признал Хлунов. — Нам ее решать не в феврале 2015 года. Будем готовы ответить, но позднее».

 

Цены на оборудование выросли и вряд ли они снизятся (а если повысятся?).

Насчет "скорректировать обязательства", непростой такой вопрос. Если есть программа, то как ее "кусочно" в принципе можно выполнить, не провести часть экспериментов? Это если она из отдельных "модулей" состоит, а если из этапов и важны все этапы для выполнения? 

 

"— Не лучше ли организовать конкурсы не с малым числом победителей и большим финансированием, а с большим числом победителей и небольшим финансированием?

— Не лучше. Я восемь лет как член совета РФФИ, вижу эти проблемы каждодневно. Не лучше. Это как нищий на паперти, которому медяки сыпятся. Нельзя говорить о том, что 300–400 тыс. руб. являются серьезным финансовым источником для проведения научного проекта. Я против этого. Это не проект."

"— Почему же среди мероприятий на 2015 год нет таких, как первый конкурс 2014 года — на гранты до 5 млн в год для небольших групп? При том что руководство фонда говорило, что поддержало бы в два раза больше заявок?

— Все конкурсы 2015 года — это конкурсы малых научных групп. Мы поддержали конкурс малых научных групп. Еще более филигранно — малых научных групп, но с большим финансированием. Вот что вызовет споры — это неприятие термина «приоритеты». Мы все время смотрим на Запад. Я помню, что в кризис 2008 года — я тогда работал в другом месте — говорили, что Обама в кризис дал $4,5 млрд на фундаментальную науку. Но забыли, что он дал их всего на три приоритета. Причем никакого обсуждения не было: Обама взял и дал. Почему в России термин «приоритеты» рождает неприятие? Мы же хотим жить дольше, качественную пищу есть, чтобы окружала нормальная экология? Это приоритеты, рожденные обществом!

У меня в этом году была, наверное, ошибка. Мы смотрели на научные фронты, один из всплесков — мозг и нейронауки. Объявили конкурс по этим направлениям, восемь заявок получили, две поддержали. Был сформулирован приоритет, а он вызвал реакцию научного сообщества: «Хочу заниматься 16-й ножкой, как занимался и раньше»."

 

Страницы