24
Фев
2013

Взаимоотношение науки и власти - к Общему собранию ОНР

Читайте также другие материалы по теме: 

Материалы для общего собрания ОНР четко сформулированы и абсолютно правильны. Они демонстрируют, что само научное сообщество ясно понимает суть стоящих проблем и предлагает способы их решения. Однако проблема в том, что практически все проблемы науки возникли вне научного сообщества и оно не имеет полномочий для их решения. Поэтому главная проблема сегодня – это налаживание таких взаимоотношений с полномочными организациями (министерствами, ведомствами, фондами, парламентскими комитетами и др.), которые побуждали бы их активно функционировать во благо науки. Пока, очевидно, таких стимулов у вышеупомянутых организаций не было, законодательные акты и организационные мероприятия этих организаций обычно проводились без учета мнения научного сообщества, даже заведомо отрицательные для развития науки последствия ряда законодательных актов попросту игнорировались профильными госчиновниками. В целом отношение госаппарата к науке, особенно фундаментальной, было (и пока остается) как к чему-то второстепенному, что вполне может существовать «по остаточному принципу». Можно предлагать госчиновникам сотни и тысячи прекрасных идей и решений, но пока у них не возникнет стимула к их реализации – все закончится, как обычно, пустой говорильней. Отсюда возникает вопрос: почему профильные госструктуры не заинтересованы в создании благоприятной инфраструктуры для развития науки и как заставить их изменить свое отношение? Причин может быть несколько, это и низкая компетентность, и отсутствие четких ориентиров и критериев, и нежелание брать на себя дополнительную работу, и другие. Но что изменится для них оттого, что ОНР проведет свой съезд и предложит им свои рекомендации? По сути ничего, т.к. ни ОНР, ни даже РАН никакой власти над госчиновниками не имеют и, наоборот, сами находятся у них в подчиненном положении. Поэтому, прежде чем выходить на контакт с профильными госструктурами, у ОНР должны быть выработаны стратегия и тактика взаимодействия с этими организациями, должны быть определены цели более высокого порядка, чем просто отменить постановление об отмене надбавок за научные степени или таможенные барьеры для получение реактивов и приборов из-за рубежа.

Исходить надо из того, что госчиновники в принципе не враги науки, просто у них часто нет ни понимания реальных проблем науки, ни умения их решать, ни стимула для того или другого. Кроме того, нередко начальственные амбиции не позволяют им признать ошибки и начать их исправлять. В этой связи на данном этапе можно поставить цель создать принципиально новую систему принятия решений всеми госструктурами, имеющими отношение к науке. Все такие решения должны приниматься после обсуждения научным сообществом и после одобрения ОНР. Для этого в составе ОНР надо выбрать достаточное число (чтобы охватывать все науки) компетентных и уважаемых экспертов, желательно не администраторов, а ученых, непосредственно и успешно занимающихся научной работой. Этот круг экспертов может ротировать каждые 3-5 лет. Эксперты должны оценивать каждый документ или законодательный акт и давать свое заключение; в случае положительного заключение должны предлагать ту редакцию документа, которая устраивает научное сообщество, с соответствующими пояснениями для госаппарата. Надо настоять на том, чтобы такая процедура стала обязательной и была закреплена законодательно. Более того, все предшествующие документы Минобрнауки, Минфина, Казначейства, налоговых и таможенных органов, так или иначе касающиеся научных исследований, должны быть оценены экспертами ОНР на предмет их соответствия интересам науки. ОНР и сам должен получить право на законодательную инициативу, он должен сам вырабатывать и предлагать законы и законодательные акты, способствующие развитию науки в России. В перспективе ОНР может стать реальным органом самоуправления науки, оно может как вырабатывать законодательные акты для науки, делая соответствующие поручения министерствам и ведомствам, так и следить за их реализацией. Такой вариант был бы наиболее благоприятен для развития фундаментальной науки РФ,  особенно при выделении на ее развитие % от ВВП, сравнимого с аналогичным % от ВВП в развитых странах.

Что касается ориентиров и критериев для работников госструктур, то можно предложить следующие. Надо исходить из того, что каждый ученый уровня завлаба научного института или завкафедрой университета должен иметь условия для научной работы не хуже, чем его коллеги из развитых стран. Такие условия следующие.

  1. Ученый, получивший грант, свободно (в интересах своих исследований и без бюрократических ограничений) распоряжается средствами гранта в течение всего срока действия гранта, без многомесячных перерывов финансирования. При этом размер минимального гранта на экспериментальные исследования не меньше 1 млн руб в год.
  2. Ученый свободно заказывает на имеющиеся у него средства препараты, реактивы, приборы и другие необходимые для работы материалы у выбранных им фирм без бюрократических ограничений и получает их, как правило, в течение 1-3 дней без какой-либо задержки на таможне или в каких-либо иных госорганизациях.
  3. Ученый сам набирает в лабораторию персонал, необходимый для проведения исследований.  Зарплаты научных сотрудников и вспомогательного персонала должны быть не меньше средней зарплаты по региону, стипендии аспиранта и докторанта должны соответствовать реальному прожиточному минимуму, позволяя им оплачивать полноценное питание, проживание и транспорт.
  4. Ученый имеет Интернет-доступ ко всей основной научной литературе по своей тематике со своего персонального компьютера или, по крайней мере, с одного из компьютеров своей научной организации. Все компьютеры и программное обеспечение регулярно обновляются каждые 2-3 года; на всех машинах имеется высокоскоростной доступ к Интернету. 
  5. Ученый свободно пользуется дорогостоящим оборудованием в своей организации и по договоренности (или за средства гранта) имеет доступ к необходимому оборудованию других научных организаций.
  6. Ученому предоставляется полная информация о конкурсах для подачи проектов, в научных учреждениях имеются подразделения для своевременной информации и технической помощи при подготовке проектов.

 

Все эти условия необходимо реализовать и в России, для этого не требуется особых средств или кардинальных системных изменений. Нужно только изменение мышления госчиновников и их отношения в науке, причем ко всей науке, а не только в Сколково.

Г.А. Романов

1 / 1
красиво

список напоминает конституцию для ученых. В реальной жизни чиновники это испохабят так, что мы все пожалеем... но в качестве списка первоочередных целей и задач, можно и письмо составить для Путина, под заголовком чего мы хотим.

1 / 1
и верно - красиво

Хорошо бы начать с общепринятых терминов и понятий, а также убеждения в том, что они общепринятые. У меня его нет по отношению к "зав.кафедрой". Для сведения: в СПбГУ (после принятия нового устава) нет ни должности заведующего кафедрой, ни должности декана. А есть "функционалы" то и другого, за что положена надбавка. Но надбавка надбавкой, а полномочия и свобода в принятии решений людей, выполняющих эти "функционалы", явно уже не та...

1 / 1
Эксперты

Уважаемые коллеги,

Многие  профессиональные  научные общества выбирают экспертов  и публикуют  их списки. За эработу этих экспертов общественные организации  готовы отвечать своей репутацией.

Для примера см.  критерии отбора в математическом обществе

http://www.ams.org/profession/ams-fellows/ams-fellows

и список fellow за 2012 год

http://www.ams.org/profession/fellows-list

Подчеркну, что сами эксперты могут не состоять в данном обществе.

Может и нам стоит подумать о создании  Списка экспертов от ОНР?

Тогда, см. первый пост,  МОН  и другие организации могли бы использовать этих экспертов в различных проектах.  В отличие от Корпуса Экспертов, где никто конкретно не отвечает за выбор   экспертов, в  предлагаемом варианте ОНР будет нести ответственность, по крайней мере репутационную, за работу этих экспертов.

1 / 1
Согласен. Начать надо с зарплат!

На мой взгляд, это ключевая проблем, главная беда нашей, вузовской науки... Статья Г.А. Романова мне очень понравилась, всё верно написано. Но и очень уж масштабно, непонятно, с чего начать, что главное... Для нас, вузовских доцентов, работающих в провинции, именно низкие ставки, низкие зарплаты - главная беда. Многие, многие мои коллеги 30-40 лет вместо активной научной работы, которую они могут вести, занимаются просто зарабатыванием денег для семьи - репетиторством и т.д. Потому что грантовая система нестабильна, очень тяжело каждый год начинать с финансовой неуверенности дадут-не дадут, да и перечислять начинают лишь с середины года... А ставки за основуную работу - преподавание и, кстати, науку (её ведь тоже требуют с доцентов и профессоров!) ну просто мизерные. Именно с этого, на мой взгляд, надо начинать - изменять систему определения ФОТов в вузах, обеспечивать хотя бы двукратное повышение ставок! В провинции тогда у ассистента будет хотя бы 17 тысяч, у доцента - 25, у профессора- 35. Тогда уже и на науку будет больше времени.... 

1 / 1
В целом понравилось

Общие соображения хороши, осталось убедить чиновников.

Перечисление по пунктам - в целом правильно, но неточно и неполно.

Например, 

Ученый имеет Интернет-доступ ко всей основной научной литературе по своей тематике со своего персонального компьютера или, по крайней мере, с одного из компьютеров своей научной организации. Все компьютеры и программное обеспечение регулярно обновляются каждые 2-3 года; на всех машинах имеется высокоскоростной доступ к Интернету. 

Хотите, чтобы добрый дядя обеспечил вам мелкие радости жизни? Это называется патернализм. Обеспечит, но не за просто так. Когда государство начинает заниматься мелочами, возникает больше вреда, чем пользы. Денег становится меньше, а бюрократизма больше.

Государство должно заниматься только самыми общими вопросами.

1 / 1
Наука и власть

Все же госчиновники - враги науки,  культуры и всего человеческого. В этом их функция. Их смысл. Их добродетель (virtus). И другого смысла существования у них нет. Это даже не бюрократы, не винтики, не шкиви и шестеренки государственной машины. Это - враги. И каждый министр - враг. Оглянитесь вокруг себя. Вы их знаете.

1 / 1
Поддерживаю: чиновники - враги науки, культуры и образования

К науке будут относиться как к чему-то второстепенному, пока зарплата чиновника на порядок выше зарплаты ученого или преподавателя. Бороться надо в первую очередь за повышение базовых окладов, против "эффективных контрактов". Иначе будет как с Михаилом Лобановым.

 

Страницы