04
Июл
2019

Что есть фальсификация? Кто прав: ВАК или РАН?

Вопросы и в самом деле дискуссионные. Нужно ли решение суда для установления наличия фальсификации? Есть ли разница между фальсификации книги и статьи? Статьи и диссертации? Российчкая газета предоставляет слово обеим сторонам, Думаю, что  самое время научной общественности высказать свое мнение. Это помогло бы быстрее и вернее разрешить противостояние.

Предоставим слово РГ и сторонам конфликта.

События вокруг Высшей аттестационной комиссии (ВАК) заставили ученых в очередной раз задуматься о том, насколько эффективно она может выполнять свою главную функцию - защитить науку от фальсификаторов. Напомним, что академики критиковали сам принцип формирования нового состава ВАК, что президиум РАН единогласно проголосовал за выведение комиссии из структуры Минобрнауки России и передачу в ведение правительства. Комментируя это предложение, президент РАН Александр Сергеев отметил, что такая система действовала во времена СССР, что Рособрнадзор недавно уже стал ведомством правительства. На что глава Минобрнауки Михаил Котюков отреагировал довольно спокойно, заявив, что "новый состав ВАК утвержден, и мы будем работать дальше". 

Масло в огонь подлило уже первое заседание президиума ВАК, на которое не пустили членов Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований. Хотя ранее такое разрешение пленумом ВАК было дано. На заседании рассматривалась жалоба на диссертацию по экономике профессора МГУТУ Юлии Аношиной.

Сложившуюся ситуацию комментируют вице-президент РАН Алексей Хохлов и председатель ВАК Владимир Филиппов.

Академия представила в состав ВАК 126 ученых. Их кандидатуры тщательно отбирались, но в итоге в список включили только 21 человека

Алексей Ремович, в чем суть последнего конфликта?

Алексей Хохлов: Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований выявила около 40 работ, в которых применен примерно один и тот же прием фальсификации. Поясню на простом примере. Я могу опубликовать статью Уотсона и Крика 1953 года по двойной спирали ДНК и заявить, что являюсь автором этой работы, а Уотсон и Крик ее у меня списали. Для этого договариваюсь с издательством и издаю монографию, которая датируется 1952 годом. Так вот члены нашей комиссии доказывают, что так действовала не только Аношина, но и еще несколько десятков человек. Подобные "трюки" разрушают всю систему научной аттестации. Приоритет ученого становится эфемерным.

Неужели ВАК этого не понимает?

Алексей Хохлов: Не знаю, вопрос к нему. Хочу только подчеркнуть, что мы просили только об одном: заслушайте наше сообщение, оцените масштабы явления, обратите на него внимание. А как вы проголосуете по поводу работы Аношиной, уже другой вопрос. 

Председатель ВАК Владимир Филиппов считает, что ВАК не должен рассматривать заявления о фальсификации и научных данных, "если это утверждение не подкреплено судебным решением". 

Алексей Хохлов: Очень странное утверждение. Ведь что такое ВАК? Он выносит вердикт научного сообщества, достоин человек научной степени или нет. А если уже есть решение суда, то тогда и рассматривать нечего. Другое дело, что после решения научного сообщества какие-то вещи можно оспорить в суде.

Из нового состава ВАК выведены члены "Диссернета", который знаменит своей борьбой с липовыми диссертациями? Как-то это аргументировано?

Алексей Хохлов: Я про такие аргументы не слышал. Считаю, что "Диссернет" сделал много полезного для нашей науки, число фальсифицированных защит существенно сократилось. Зачем его членов надо было выводить из состава ВАК, не понимаю. Более того, академия представила в состав ВАК 126 ученых. Их кандидатуры тщательно отбирались, но в итоге в список включили только 21 человека. Зато оставили на третий срок людей, некоторых из них, по моему мнению, не следовало оставлять. За ними числятся случаи недобросовестных защит. Считаю, это дискредитирует ВАК.

О том, что какая-то часть членов ВАК попала в него на третий срок, хотя в положении о комиссии речь идет об ограничении двумя, говорят многие ученые. Но формально ничего не нарушено, ведь отсчет начался с 2016 года, когда появилось новое положение о комиссии.

Алексей Хохлов: Да, формально все верно, не придерешься. И тем не менее ситуация вызвала в научной среде недоумение. Ведь за многие годы выработалась научная этика, правила, что этично, а что нет. Нарушать их не принято.

Как академия намерена и дальше строить отношения с ВАК? Будет настаивать на передаче комиссии в правительство? 

Алексей Хохлов:  Считаем, что такое решение было бы правильным, но понимаем, что даже если оно будет принято, то не завтра. Потребуется время. Возможно, довольно продолжительное. А пока надеемся, что в минобрнауки есть люди, которым не безразлична судьба науки, что они смогут принимать разумные решения. Мы должны влиять на ВАК, постоянно доказывать, что есть нормы научной этики, что он прежде всего должен следить за ними, а не за чисто формальными вещами. Заботиться, чтобы выполнялась главная задача ВАК: научные степени присваивались достойным и отсекались фальсификаторы. Казалось бы, очень просто.

Владимир Филиппов, председатель ВАК:

26 июня 2019 года председатель Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований академик Васильев озвучил на заседании ВАК предложение о необходимости шире приглашать на заседания экспертных советов ВАК представителей академии. Это предложение было поддержано. Более того, президиум ВАК всегда поддерживал приглашение экспертными советами комиссии различных ученых - специалистов по тематике конкретной диссертации.

 

Вместе с тем было отмечено, что надо проработать этот вопрос и принять механизм направления и приглашения на заседания экспертных советов ВАК ученых по рекомендации вышеуказанной Комиссии РАН. Никаких иных решений ВАК не принимала, в том числе об "автоматическом участии" в заседаниях президиума ВАК представителей Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований.

Что касается заявлений комиссии РАН в отношении диссертации Юлии Аношиной "о фальсификации ею результатов научного исследования", материалы в ВАК от комиссии РАН заранее не поступали, в экспертном совете ВАК не рассматривались. Все другие документы, которые обсуждались на данном заседании президиума ВАК, были розданы всем членам президиума ВАК.

Утвержденная практика работы президиума ВАК такова, что все поступающие по диссертациям материалы предварительно поступают в соответствующий департамент Минобрнауки России, затем рассматриваются соответствующими экспертными советами ВАК, которые готовят на заседания президиума ВАК проекты рекомендаций. Регламенты работы экспертных советов и президиума ВАК предусматривают, что на заседания экспертных советов ВАК и его президиума выносятся только материалы, прошедшие регистрацию в установленном порядке в Минобрнауки России. Данный порядок комиссия РАН нарушила, направив 27 июня после 21 часа, то есть фактически накануне заседания президиума ВАК 28 июня, по электронной почте материалы.

Кроме того, присутствие лиц, не входящих в состав Экспертного совета, на заседании Экспертного совета допускается по согласованию с руководителем департамента Минобрнауки России. Отмечу также, что мнение членов Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при РАН не отличается от мнения организации "Диссернет", поскольку секретарь Комиссии является одним из членов этой организации.

Если говорить в рамках правового поля, понятие фальсификация является сложной правовой конструкцией, достаточно часто присутствует в уголовном кодексе. Фальсификация - это не просто ложные данные или недостоверные сведения, это такие данные и сведения, которые умышленно искажаются. Доказать умысел в действиях человека, который занимается фальсификацией, может только суд. Подобные доказательства можно добыть только через процедуру специальных экспертиз, часть из которых невозможно провести без соответствующего решения суда об их назначении.

Таким образом, комиссия РАН вместе с "Диссернетом" предлагают ВАК и министерству установить умысел в действиях человека, причем по вопросам, связанным с умышленной фальсификацией им данных. Характерно, что в случае принятия решения кем-либо из экспертов ВАК о признании издания фальсифицированным, именно этот эксперт затем будет вынужден в суде доказывать обоснованность своего заключения.

Поэтому президиум ВАК принял решение, что вопросы установления факта фальсификации сведений о выходных данных монографий не относятся к компетенции экспертных советов. И рассмотрение вопросов о фальсификации издания монографий, связанных с какими-либо диссертациями в экспертных советах ВАК, будет проводиться на основании решений судов Российской Федерации.

5 комментарии

0 / 0
Кому верить на слово?

Если правда, что подать в суд на плагиатора может только автор, Анохина должна идти в суд. Почему ВАК верит на слово ей, а не РАН? Может ли аомиссия РАН возбудить ходатайство о лишении издателя лицензии?

0 / 0
"Никому верить нельзя" :)

Вообще говоря, это некая очевидно абсурдная ситуация, когда всем все понятно, а вопрос что делать, наталкивается на некие юридические сложности. Вообще говоря, для этого человечество изобрело некие этические нормы, которые как мы видим совсем не действуют в этом "научном сообществе". 

1. "может" не равно "должен". Поэтом данная госпожа может подать в суд, а может и не подать. Ничего она не должна. Вот она и не подает. Например, далеко не каждый подает в суд, если его обматерили в автобусе, хотя и может.

2. Начет лишения лицензии. Это между прочим, как мне кажется, неплохая мысль. Потому что наверняка есть требования к функционированию издательства. И если оно нарушает правила, например, требование отсылки обязательных экземпляров и все такое, то за это оно может покарано так или иначе. Понимая реалии, это закончится стрелочником, который опечатался, забыл отправить, поткрял оригинал-макет, и все такое :) Его и накажут. Но если суеты станет больше, чем дохода, с такими делами издательства связываться не будут. Ну или цены существенно возрастут. 

0 / 0
ещё раз про ВАК
1 / 0
Прогнила не только ВАК

Очень сильный и честный рассказ человека, который знает про ВАК практически все. ВАК сейчас оказалась в числе немногих мест, где истина и ложь могут противостоять друг другу в научной дискуссии. К сожалению, это случается редко и происходит болезненно. Нынешний скандальная проблема  с лжекнигами, мне кажется, может быть решена очевидными средствами: контроль за издательствами, создание списка рекомендованных ВАК издательств и т.п. Наконец, проверка ISBN тоже может дать критерий реальности публикации, т.к. все ISBN регистрируются и имеют дату. В суд для этого идти не надо.

К сожалению, руководство ВАК, вместо того, чтобы принимать меры, ищет причины, чтобы их не принимать. Да, жулики могут обратиться в суд, и обращаются, но закрытость играет им на руку. Наше единственное оружие - гласность. Сдвинуть дело с мертвой точки может активное публичное неприятие научным сообществом выявляемых безобразий, публичные возмущенные выступления.  Лето - самое время для подготовки таких выступлений. И не только по поводу ВАК.

2 / 0
о плагиате

Тема плагиата в диссертациях вообще бросает вызов моему здравому смыслу. Конечно мой здравый смысл основан на опыте занятия математикой, а не популярными у диссернета областями науки. Обыкновенный научный сотрудник, вроде меня, может без особого труда писать по несколько страниц печатного текста в день вполне оригинального и научного, если это пересказ чего-то известного или это банальные упражнения. Трудно писать только нечто одновременно новое и важное. Даже если просто собирать  прочитанные курсы лекций - это получаются горы вполне  оригинального текста. Нынешние требования проверять программой "антиплагиат" даже квалификационные работы бакалавров выглядит как издевательство. Мне казалось, что при написании рецензии на студенческую работу от меня требуется оценить насколько изложенное в ней новое знание является существенным. Если в ней нет ничего нового, хоть бы и пересказ известного был абсолютно оригинален,  я должен написать, что работа реферативная и рекомендовать оценку  "удовлетворительно". Я то лично считаю, что за реферативную бакалаврскую работу можно и "хорошо" поставить, но требование "новизны" прописано и научруки вынуждены придумывать серии однотипно решаемых задач. 

Плагиат в математике бывает, но так называют не текстуальный плагиат, а украденные идеи. Например, кто-то опубликовал интересный результат в каком-то непереводном вестнике или в сборнике материалов малоизвестной конференции. А другой человек взял эти результаты перевёл и опубликовал где-то в англоязычном журнале. Конечно никакой программой  такое не обнаруживается. 

Мне кажется те области знания, где возможна проблема текстуального плагиата в диссертациях вообще странно считать наукой. 

Страницы